NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«ЗАПОВЕДНИК» И ЕГО ОБИТАТЕЛИ
«Деревня, где скучал...» Довлатов
       
Новая хозяйка "довлатовского" дома
   
       
За минувшие четверть века в Пушкинских Горах мало что изменилось. Правда, если бы сегодня автор «Заповедника» прогулялся по поселку, то немало бы подивился симпатичному ватерклозету с импортной сантехникой, который отстроен неподалеку от памятника гению к его 200-летнему юбилею.
       Подивился бы Сергей Донатович и могучей глыбе научно-культурного центра. Массивностью своей архитектуры, количеством параллельных линий он приходится двоюродным братом мавзолею незабвенного вождя.
       Так же величествен и покоен (после тщательной реставрации!) домик опального поэта в самом Михайловском. Достаточно одного взгляда на это отлакированное в новорусском стиле строение, и невольно возникает вопрос: при чем тут Александр Сергеевич?
       В этом смысле (подлинности!) деревня Березово, где скучал Сергей Довлатов, мне почему-то больше греет сердце. Во всяком случае, веришь, что именно здесь, стоя над крылечком невзрачного домика, деловито мочился Толик; грустил, глядя в ночное небо, дядя Миша, пока медленно тлела надетая на настольную лампу старая кепка...
       Новая владелица довлатовского дома — пенсионерка из Москвы Вера Сергеевна Хализева. Четыре года назад Вера Сергеевна, по ее уверениям, совершенно случайно купила этот дом за 500 долларов, не подозревая, что через несколько лет станет, сама того не ведая... хранительницей пушкиногорского наследия Сергея Довлатова. Не обошлось без курьезов. Впрочем, литературного свойства.
       Например, в прошлом году в какой-то газете маститый литератор с негодованием вопрошал у как всегда безмолвствующей общественности: кто(?) доверил(!?) этот бесценный памятник деревянного зодчества, где творил гений русской эмиграции, какой-то пенсионерке? Приватизировала, понимаешь, память, торгует литературным наследием...
       — Господи, да кабы я знала, что окажусь в таком переплете! — недоумевала за чаем добрейшая Вера Сергеевна. — Когда я этот дом покупала, мне никто не говорил, что это такая мемориальная ценность! Уже потом Андрей Арьев проговорился, что он как лучший друг Довлатова сам собирался его брать. Даже, мол, делал предложение вдове...
       Тем не менее гостеприимная хозяйка не гонит тех, кто хочет познакомиться с жилищем Довлатова, с удовольствием показывая немногочисленные вещи, которые помнят непутевого постояльца. Это и толстобокий славянский шкаф, мутное зеркало, в котором по утрам отражалась помятая физиономия Сергея, вытянутая панцирная кровать, колченогий стол да убогое деревянное строение типа табуретки (или этажерки?)
       
       
На коварный вопрос посетителей, а что в вашем заповеднике настоящее, пушкинское, прежний хранитель Пушкиногорья Семен Степанович Гейченко обычно отвечал: все! И леса, и озера, и Сороть. По этой аналогии можно сказать, что отношения между людьми, населяющими довлатовский «Заповедник», с тех пор тоже ничуть не изменились.
       «Петербурженка в пятом поколении», Мария (именно так она представилась) одно время снимала комнату в том же доме, где жил Сергей. Она-то и рассказала, что, когда ее дочка была маленькая, она все время пряталась от пьяных дядек, которые вечно бродили вокруг.
       Баба Женя, суровая на вид старушка, согнутая жизнью и непосильной работой, сказала так: «А нячОго не помню, но пьянки-гулянки вот здесь у них и были. А больше я нячОго вам не скажу!».
       Тетя Тоня (так в деревне зовут Антонину Ильиничну Штахову) про Довлатова смолчала, но самого хозяина избы — «дядю Мишу» — Ивана Федоровича Федорова шерстила почем зря:
       — Злой он был. Как зверь! Нину, мою сестру, забил до смерти. Она уже вторым беременная ходила, так он ее так избил, что все бока синие были! Затащил в ту комнату, где потом Сережка жил, — и ногами, и ногами... После этого у нее и выкидыш был, да и сама она той же осенью от заражения крови померла. Ванька тогда еще к тестю с тещей приходил и угрожал: не вздумайте в суд подать, убью и дом сожгу! А вторая его жена — Зина Анашкина! Она, говорят, его любила, так Ванька ее все равно выгнал: привязал к розвальням зимой и отвез к родителям. Принимайте!
       Продолжая наше путешествие по довлатовскому «Заповеднику», я познакомился с еще одним его героем, который представился так: «Потоцкий. Стасик... А в миру — Александр Владимирович Буковский...»
       Впрочем, выяснилось, что если и есть совпадения, то только чисто внешние: сходные по звучанию фамилии, «созвучное» происхождение — Буковский из Челябинска, Стасик был череповецким. И тот и другой играли в хоккей, но на этом — все...
       — Графоманством я никогда не грешил! — категорично заявляет Александр Владимирович.
       О времени, проведенном с Довлатовым, он вспоминает с удовольствием:
       — У экскурсоводов была традиция: после окончания рабочего дня мы обычно шли в ресторан «Лукоморье». Водку брали с собой, а там покупали треску за 40 копеек. И начиналось застолье. Я бы даже сказал — пиршество. Там были и Андрей Арьев, и Володя Герасимов (в «Заповеднике» он выведен под фамилией Митрофанов). Мы обычно садились в углу зала, и... это было прекрасно! Сергей знал всю поэзию Серебряного века... Он читал стихи. Иногда мы даже пели песни.
       Тепло вспоминал о Довлатове и другой персонаж «Заповедника» — Сергей Ефимов, который горячо уверял, что в книге про него все правильно написано. (Уже потом, вернувшись в Псков, я нашел строки, посвященные новому знакомому. Вот что там было: «Подошел инструктор физкультуры Серега Ефимов.
       — Я извиняюсь, — сказал он. — Это вам.
       И сунул Тане банку черники».)
       — А вообще-то, вы зря ко мне приехали, — сказал Сергей Павлович, устраиваясь на пыльной табуреточке около верстака. — Нет теперь у меня ничего от Сереги на память. Был ИЖ-49, да пришлось продать.
       — ?!
       — Да в свое время мы с Серегой мотоцикл купили, гоняли по заповеднику. Видуха у нас была, я вам скажу! Довлатов высокий, а ноги худые. Усядется за мной, только коленки торчат! Продал я свой драндулет, потому что без прав ездил. А вот краги, которые мне Сергей подарил, и сейчас где-то валяются. А если хотите про Серегу статейку тиснуть, то так и скажите: искал человек себя. Мучился, потому что его никто не понимал! Мы-то что — выпьем, и гуляй, Вася, а он переживает. Зато какие экскурсии вел! Бывало, уходит с ним 30 человек, а возвращается уже 130! Вот какой человек был Серега...
       
       
Странная особенность: с кем бы ни заходил разговор о Довлатове, у каждого для него находилось доброе слово, а его проказы всегда воспринимались с юмором. До сих пор смеется Буковский, когда вспоминает, как Сергей, проводя очередную пешеходную экскурсию, попросил группу подождать, а сам прямо в одежде зашел в Сороть, окунулся, как ни в чем не бывало вышел и продолжил рассказ про михайловскую ссылку. Свой поступок он объяснил тем, что пора было стирать джинсы. А Ефимов рассказывал, что Серега очень не любил, когда ему мешали вести экскурсии. Однажды во время его монолога в Тригорском какой-то турист, обнимавший свою дамочку, неожиданно спросил: «А сколько было у Пушкина любовниц?» На что последовал мгновенный совет: «Своих сосчитай!»
       Но... это мужчины. Женщины всегда сходились в одном: непростой человек был, с какой-то затаенной грустью в глазах.
       Заведующая библиотекой научно-методического центра Лидия Александровна Суворова тоже с удовольствием вспоминает Сергея.
       — И вот еще что, — неожиданно на прощание заметила она. — Когда Довлатов работал в экскурсионном бюро, у него были две большие тетради. Одна почти полностью исписана, а вторая — только первые две странички. И странное дело — зашифрованные. После того как Сергей уехал совсем, эти тетради еще долго лежали в бюро, а потом пропали.
       ...Может быть, кто-то найдет эти потерянные страницы и тогда нас ждет новая литературная сенсация?
       
       Юрий МОИСЕЕНКО, наш соб. корр., Новгород
       
21.01.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 4
21 января 2002 г.

Обстоятельства
Признание олигарха прокурору республики. Что знают Путин о Березовском и Березовский о Путине. Тайны взрывов жилых домов узнать все равно придется. Выбора нет
Неонашисты, или Уссы вождя
Подробности
Премьер-министр поддержал свой народ
Она женщина и русская
Расследования
В/Ч «Родина» - 2
Опер Чумаченко погиб, так и не дождавшись извинений
Специальный репортаж
Граница на замке зажигания. Россия снова отгораживается от Европы
Болевая точка
«Бронированная грязь» - 2. Похищение людей силами бандитов в погонах
Почему наши гибнут от своих? Хронология борьбы за правду о гибели подмосковных омоновцев
Люди
Автопортрет Юрия Давыдова: память = совесть
Власть и люди
Скромное обояние КПРФ. С приходом Путина партия Зюганова утратила роль альтернативы
Власть и деньги
Сенсационные признания главного таможенника страны
Нокаут от Фемиды. Где несет потери российская экономика?
Новости компаний
Промышленность юга Тюменской области: возвращение в ТЭК
Четвертая власть
Говорит и показывает холодильник
Служенье «крышам» терпит суету. На свободу каждого слова найдется свой суд
Виктор Шендерович: С убеждениями легко жить - нет мук выбора
Навстречу выборам
Избиратель, шерше ля фам!
После выборов
Семейный подряд и административный ресурс на выборах в Кабардино-Балкарии
Инострания
Аргентина: может, это последний шанс…
Мир и мы
От выборов Путина до выбора Путина вопрос один: кто за его спиной?
Какие измены Родина прощает и за что любит некоторых иностранцев?
Регионы
Водопровод с глушителем. Жители «красного пояса» рискуют попасть в «Красную книгу»
Спорт
Бесплатное золото. К самой громкой победе за последние годы наш хоккей привел тренер на общественных началах
Телеревизор
Вино и морфий теленочи
Вольная тема
Михаил Веллер. Козни и казни от Ромула до наших дней
Сюжеты
«Лада» побила один из рекордов брюссельского автосалона
Свидание
Мотоциклист Савранский в деталях. Юбилею «Покровских ворот» посвящается…
Библиотека
Корниловский мятеж совести
Театральный бинокль
Психотерапия неверности
Шекспир - «Свадьба в Малиновке»
Сектор глаза
От кочегарки к печке-«буржуйке»
Культурный слой
Зоя Богуславская о триумфаторах «Триумфа»
«Заповедник» и его обитатели. «Деревня, где скучал…» Довлатов
Пригласительный билет
Небесное воинство: отпуск по ранению

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100