NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

УДАРЫ ПОСЛЕ ГОНГА
Самое безопасное место для боксера — ринг

       
Виктор Рыбаков. Фото из семейного альбома       
Виктора Рыбакова на ринге никогда по-серьезному не били. Других били, били порой жестоко, а он умел мастерски уходить от «свинчаток» соперников и бить сам. В его исполнении бокс был искусством. Хотя держать удар Рыбаков тоже умел.
       Это умение пригодилось ему позже, когда он сошел с ринга. Жизнь — всегда драка. Особенно если по-настоящему жить начинаешь в двадцать пять лет, на закате славы.
       — Ты ко мне пришел, как к человеку с тяжелой судьбой? — спросил меня Рыбаков в день нашего знакомства. Взгляд у бывшего чемпиона был настороженный.
       Так начался этот монолог

       ИЗ ДОСЬЕ

       Виктор Рыбаков — один из самых знаменитых боксеров второй половины XX века. Семикратный чемпион СССР. Дважды призер Олимпийских игр. Трехкратный чемпион Европы. На четырех чемпионатах Европы признавался лучшим боксером турнира.
       После освобождения выступал в США на профессиональном ринге. В середине 90-х вернулся на Родину. Занимается бизнесом. С 2001 года вице-президент Федерации бокса России.
       
       
Мне дали шесть лет. За что? До сих пор сам не знаю. Мне тогда двадцать пять лет было. А я как раз закончил боксировать, уехал в Германию. Хотел лет пять там поработать и подкопить капитал. Не бизнес это, конечно, был, а фарцовка. Привозили задешево, продавали дороже. Обыкновенная спекуляция. А тут Андропов придумал борьбу с нетрудовыми доходами. Многих спортсменов хлопнули на этот счет. Меня в том числе.
       Три года я отсидел. И ничего. Прошел и эту школу. Это моя жизнь. Человек должен все повидать. Ну и повидал — жив-здоров. Я из-за этого глаза не закрываю. Я не прячусь ни от кого. Да, был. Ну и что? Что я мог сделать против этой машины?
       Были там, конечно, конфликты. Себя приходилось отстаивать. А как же иначе? И по башке я бил, и дрался я там. Все было. Я ушел с достоинством оттуда. Никто про меня плохого слова не скажет. Себя доказывать надо везде.
       Я знаю очень больших людей, олигархов сегодняшних, моих ровесников, которые в то время, когда я боксировал, у «Березки» стояли, чеки «ломали», дефицитом торговали. Одного с Питера, который джинсами торговал, очень хорошо знаю. Выше его сегодня только звезды. А тогда я и Саша Кожевников, хоккеист, у него джинсы покупали.
       Я не стараюсь их обвинить в чем-то. Они учились жизни. Они с самого начала учились зарабатывать деньги. А мы занимались боксом и не могли себя обеспечить. Из спортсменов моего поколения многие спились, многие остались инвалидами. Вот парадокс. Многие очень сильные спортсмены в жизни ломались.
       
       ИЗ ДОСЬЕ
       Вячеслав Лемешев на Олимпийских играх 1972 года поставил своеобразный рекорд: в четырех боях из пяти победил нокаутом. Жизнь после ринга он начал, как и Виктор Рыбаков, в Группе советских войск в Германии. Там не сложилось. На «гражданке» он работал машинистом насосной станции, вахтером в кооперативе, рабочим на Востряковском кладбище. Умер в 1996 году в полной нищете. Лемешеву было сорок четыре года.
       
       Славка Лемешев был великим боксером и замечательным человеком. Он был настолько популярен, что с ним по Москве пройти нельзя было: его останавливали на каждом шагу. Хоккеисты рядом не стояли, насколько он был популярен в свое время.
       Поддавался он чужому влиянию. Если на ринге Слава Лемешев не ударит, то боя не получалось — получалась возня. И противник, особенно под конец его карьеры, навязывал ему свою манеру ведения боя. Так и в жизни получалось.
       Славку и сгубило то, что он начал выпивать, а остановиться уже не мог. В семье начались проблемы. Жалко, конечно. Так бесславно закончил свою жизнь. И он больше никому не был нужен.
       Олег Коротаев был уникальный боксер. Я таких двоих знаю — Игорь Высоцкий и Коротаев. По манере ведения боя — готовые профессиональные бойцы. От рождения. Но не их время было, когда они выступали.
       
       ИЗ ДОСЬЕ
       Олегу Коротаеву сам Анджело Данди, менеджер легендарного Мохаммеда Али, еще в 1971 году предлагал контракт в полтора миллиона долларов. О таких предложениях в то время советскому боксеру запрещалось даже думать. На любительском ринге Олег Коротаев не раз выигрывал чемпионат страны, был призером первенств мира и Европы, 160 боев выиграл нокаутом. После окончания боксерской карьеры из-за драки с Игорем Щелоковым, сыном главы МВД СССР, Коротаева осудили… за хранение сувенирного патрона. В начале
       90-х экс-чемпион Союза уехал в США. 12 января 1994 года Олега Коротаева застрелили в Нью-Йорке, на Брайтон-Бич. После гибели боксера в отечественной публицистике появились статьи, где Олег Коротаев фигурировал как один из «авторитетов» российской мафии.
       
       ИЗ ДОСЬЕ
       Игорь Высоцкий живет в Москве. Дважды нокаутировал непобедимого трехкратного олимпийского чемпиона кубинца Теофило Стивенсона. Считался одним из сильнейших в мире боксеров-тяжеловесов. Ушел из большого бокса в начале 80-х. В 36 лет, весьма солидном для боксера возрасте, получил от америкаснких менеджеров предложение профинансировать подготовку к бою с Майклом Тайсоном.
       
       Знаешь, я могу оправдать Тайсона. Он уникальный боксер. Он выходил и убивал, выходил — и люди падали. Из него же злодея с самого начала лепили. Нервная система у него просто истощилась. Он был выхолощен полностью не от бокса, а оттого, что на него свалилось. Он был морально к этому не готов. Все его злоключения оттуда.
       Из него же сделали идола, черта. Хотя, по мнению людей, которые с ним общались, он нормальный человек. На нем зарабатывали кучу денег. Каждый его бой, каждый его шаг — это звон монет. И его сломали.
       Он же не сам думал. Его учили: «Ты должен говорить: «Я загрызу, я вырву сердце». А у него глаза совсем другие.
       Вот Оскара Де ля Хойя раскрутили как «золотого мальчика» и положительного героя, а по нравственной сути своей — Де ля Хойя подлец еще тот. Он всегда улыбается, но может запросто подставить, может человека разорить.
       Сегодняшнее поколение — они более приспособленные. Допустим, Олег Саитов. Его физиономию рекламируют где-то. Он на этом имеет деньги. Он может их накопить, куда-то вложить.
       А представь, чтобы я начал рекламировать в свое время. Или Слава Лемешев. Мы же не могли заключать рекламные контракты. Это тогда ни в какие рамки не лезло.
       Я в семнадцать лет в сборную пришел. И во всех весовых категориях, в которых выступал, был всегда первым номером. Надоел всем — постоянно в Союзе первый. Прекрасно понимал, что хотели уже кого-то другого. Молодежь ко мне прислушивалась. Я мог дать дельный совет. Не всем это нравилось.
       Для меня трагедия была самая большая в боксе, когда я в 1976 году проиграл американцу на Олимпиаде. Там я должен был быть на двести процентов олимпийским чемпионом. Потому что рядом никого не стояло. Даже того, который чемпионом стал. Я их лупил всех. В одну кассу. Шел по нарастающей. Я все выигрывал, выигрывал. Я знал, что вот она — моя золотая медаль. Ни секунды не сомневался в себе, что выиграю. Да какие проблемы! Но не выиграл, третьим стал. Очень долго не мог понять, как это я проиграл.
       На Европе в 1975 году боксировал с переломом руки. На спарринге ударил, а кулак не сжал. У меня так сильно заболело. Я не знал, что это такое. Подсознательно чувствовал: что-то не в порядке. Долго думал, сказать тренерам, не сказать. Ну скажу. Ну не возьмут. Чего там с одной рукой боксировать? Нет, думаю, поеду-ка я на Европу, хоть Магадан представлю.
       На Европе все увидели (я тогда перчатку не мог надеть). Спрашивают: «Когда?». Да вот, отвечаю, на тренировке. Меня ругать: «Ах ты предатель, ах ты враг народа. Чего будем делать?». Отвечаю: «Боксировать будем, попробуем». А в моем весе француз приехал, две Европы выиграл до этого. Очень популярный французик такой. Мне тренеры говорили: «Самое главное — французу не попасться. Бьющий парень, плотный».
       Попал я на этого француза сразу, в первом же бою. Вышел, как дал ему по башке — он кувырк… и не встал. Как дал, так и нокаутировал. И меня все стали бояться. Европу выиграл и приз лучшего боксера получил.
       Бывает, что на ринг человек выходит, как на работу. Ему тяжело. А мне было интересно. Бывало, конечно, и тяжело. Но часто я себя ловил на мысли: «А мне-то весело!»
       1981 год. В Венгрии на Спартакиаде дружественных армий боксировал с кубинцем в финале. Я его очень хорошо знал. Классный боксер — двукратный олимпийский чемпион Анхель Эррера.
       Я знал, что мое преимущество в движении. Просто делал шаг назад, шаг в сторону. Он ударить жестко может, а скорости не хватает. Скоростишка-то слабенькая. И я его тут накручиваю, как хочу. Он на меня побежал. Я шаг в сторону сделал. Он раз — и в канаты улетел. Эффектно и хорошо у меня получалось. Первый раунд без проблем. А второй раунд… У них Сагарра — мудрый тренер. Он, видимо, ему сказал: «Все, не беги на него». Я во втором раунде вышел. А он не идет. Я так, сяк. Не идет. Мне на него идти — смерти подобно! Со средней дистанции он меня перемолотит, как на мясорубке. Я никак не могу его выдернуть на себя. Не получается. Минута проходит. А голова работает. Что-то надо делать в этой ситуации. Я руки опустил. Бесполезно. У него команда: «Ни шагу вперед!».
       Черт меня дернул! И тогда я ему язык показал. Машинально. Смотрю, подействовало. У него глазки помутнели от ярости. Я ему вытащил язык метра на полтора! И тут он как сорвался на меня, как помчался затоптать. Обиделся, наверное, что ему белая обезьяна язык показывает.
       Короче, ломанулся на меня кубинец. Я опять в своей стихии. Выиграл бой. Награждение.
       А на трибуне сидел контр-адмирал Шашков, в то время председатель ЦСКА. Вызвал к себе. Прикинул, что отметелит меня сейчас этот контр-адмирал. Пытаюсь ему объяснить, что не хотел я этот язык показывать. Он меня перебивает: «Буду ходатайствовать о присвоении тебе внеочередного звания капитана». Так я стал капитаном. Тоже надо знать, где язык показывать.
       По своим боксерским данным — координации, выносливости, скорости — я мог бы минимум две Олимпиады выиграть. Не выиграл ни одной. Вроде неудача.
       Но с другой стороны… Я же из-под Магадана, детдомовец из поселка Ола. Так получилось, что я выскочил оттуда, не погиб, не спился. Благодаря боксу. И поездил я по всему миру. А так ничего бы, кроме Магадана, не увидел.
       
       Игорь БЕДЕРОВ
       
04.02.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 8
4 февраля 2002 г.

Обстоятельства
Банкир специального назначения
Гарант безнаказанности. За командира «Курска» расписались после его смерти
«Грязные деньги» и чистые чиновники
Подробности
На весы Фемиды бросили алюминий? В деле Быкова появились новые заинтересованные лица
Личное дело
Зачистка прошла успешно. Мы работали за чекистов
Реакция
Опровержение
Анонс
Вышла в свет книга Олега Лурье «Украденная Россия»
Расследования
Место, откуда растут деньги. $5 000 000 за 1 экз. книги
По следам мертвеца. Киллера искали по всей Европе
Казнь без приговора. Громкие убийства последнего месяца
Специальный репортаж
ТВ-6 на страницах «Новой газеты». В нашу гавань заходили корабли...
Общество
Орлы за решеткой. Продолжение акции «Свободу Бутырке!»
Власть и люди
Пять неизвестных фактов из жизни министра природных ресурсов Артюхова
Власть и деньги
Аж два о! Прибыль коммунальщиков за воду достигает 450%
Яблоки с дустом. «Черный» передел в лесопромышленном комплексе
Покер с векселями. На кону стоят три крупнейшие ГРЭС
Экономика
Ловушка Грефа. Миллионы жителей России остаются «объектом» экономической политики
Четвертая власть
Прессинг по всему неправовому полю. На нашего корреспондента оказывается давление
С помощью ножниц и сканера. Как обворовывают прессу
СОБОРное уложение для шестой кнопки
Пропали без вести, выполняя свой долг. Об исчезнувших журналистах
Регионы
Так называемая демократия в так называемой опасности
Русский экстрим. Игры «на выживание»
Видишь, встал из песка Шаумян...
Должники в отключке
Условный срок заветного мандата
Рубильник — оружие энергетика
Интернет
Интернет- конференция с Тимофеем Бокаревым
Спорт
Удары после гонга. Самое безопасное место для боксера — ринг
Телеревизор
Ушанка для Познера. Владимир Познер в редакции «Новой газеты»
Рейтинг телепрессы. Январь 2002
Свидание
Кир Булычев. Почему жирафа в отличие от НЛО быть не может
Кинобудка
Мозгодрель с дизайном
Василий Аксенов. Надо ли сейчас уносить ноги из России?
Театральный бинокль
Дворцовый шик и рыцарский панцирь
Ексель-моксель, сохатый дель арте!
Фламенко значит «огненный»
К сведению…
Экомайзер — мечта эколога и реальность водителя
2-9 февраля проходит форум Terra Politicae
Вручали «Золотого теленка» под знаменитый грузинский коньяк

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100