NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЛАЗОВСКИЙ БЫЛ ОФИЦЕРОМ ФСБ
Так заявил суду ближайший друг главаря банды Сергей Тростанецкий, хорошо знакомый на Лубянке
       

  
       
Еще задолго перед процессом по делу банды Лазовского я не мог найти ответ на простейший вопрос: почему он начат сегодня, а не три или хотя бы два года назад, когда еще были живы и наиболее неугомонные боевики, и, главное, сам Лазовский? Что, столь долгим был розыск оставшихся в живых бандитов? Или с доказательствами было худо?
       Да нет же, Подшибякин с Акимовым и Харисовым ни от кого не прятались, а уж Абросимов и Васильев вообще были у следователей под рукой — отбывали сроки в зонах по другим делам.
       А уж то, что этот наверняка загремит за бандитизм, тот — за убийства, а другие — за разбой или хранение оружия, тут уж вопросов вообще быть не должно: муровский подполковник Цхай со своими ребятами мало, что ли, нагреб фактов на всю эту шайку?
       Семеро арестантов тут же уходят в «несознанку» — никаких показаний. В одном не врут: боятся Лазовского и его братвы то ли из ГРУ, то ли из ФСБ. Мало, что ли, крутых ребят только рот открывали — и уже покойники.
       Сижу теперь на процессе и жду ответа на свое любопытство — ни обвинение мне пока не помогло, ни подсудимые. Теперь вся надежда на свидетелей — вторую неделю подряд их допрашивает суд.
  
       Владимир Владимирович не хочет за решетку
       Старо как мир: если следователь хочет, чтобы арестованный складно и логично давал показания, которые от него требуются, с ним надо договориться, посулить какое-то благо. В множестве стран это нормально и законно, есть даже правовой термин — сделка с правосудием. У нас — чистая самодеятельность, благо что следователь по действующему УПК правами не обделен.
       Вот, скажем, Акимов Владимир Владимирович — его, если кто помнит, судили вкупе с отставным подполковником Воробьевым по обвинению во взрыве автобуса (декабрь 1994 года), признали ненормальным, оправдали и почему-то сразу выпустили, не наградив лечением в спецпсихушке. А теперь для него еще один сюрприз: следствие убеждено, что Акимов в ноябре того же 1994-го привез на своей машине Щеленкова к мосту через Яузу. И, разумеется, взрывчатку, которую тот подложил под рельсы, да сам и взорвался. И вообще, куда ни глянь — всюду Акимов со своей машиной. Как кого убивать надо — так Акимов бегом за баранку и везет киллеров на работу. Так его следователь разговорил, что Владимир Владимирович, как у них говорят, заложил всех, кто сидит сейчас в клетке.
       Я спрашиваю:
       — Владимир Владимирович, а вы эту братву не боитесь?
       — А чего мне бояться? Ребята понимают, что следователь на меня давил — то сроком грозится, то в камеру к отморозкам сунет. Ну я ему все и подписал.
       — А теперь что делать?
       — Откажусь от показаний — всего и делов.
       Акимову повезло меньше других — следователь отпустил его под подписку о невыезде, но в обвиняемых оставил.
       Каждый день судья от него слышит: «Не знаю», «Не был», «Не помню».
       И еще у него есть один козырь — как вопрос не нравится, обхватывает виски ладонями, тихо стонет и шепчет: «Худо мне». А что, у него справка, где так и написано: «Страдает психическими расстройствами».
       Я его как-то спросил о майоре из ФСБ Юмашкине — он же его с Лазовским возил. Владимир Владимирович вдруг стал свиреп:
       — Майоры! Подполковники! Нашкодят — и в сторонку, чистенькими остаться хотят. А паровозом идут пацаны — «бандиты! террористы!». Все, не могу больше, худо.
       Из обвиняемых стали свидетелями Соседов и Щадяев, подождем, что они скажут.
       
       Звонок Володе из ФСБ
       Михаил Соседов — худощавый, нескладный, лет тридцать с небольшим — вошел в зал на негнущихся ногах, на лбу бисеринки пота, пальцы рук ходят ходуном, едва смог расписаться.
       Как сразу стало ясно, уговор со следователем Соседов понял по-своему: мочить можно всех, желательно мертвых, а уж о себе помалкивать. Вот он рассказывает: в начале 90-х годов познакомился с Полонским и Щеленковым, которые через пару лет стали активными членами банды Лазовского. Когда открылась фирма «Ланако», ездил туда покупать вещи — сплошной импорт и недорого.
       — Вас приглашали работать в «Ланако»? — спрашивает судья.
       — Да, и Полонский, и Щеленков. Я отказался — как-то страшно стало.
       — У них что — были проблемы с правоохранительными органами? Вы этого боялись? — снова вопрос судьи.
       — Да нет, все наоборот. Какие проблемы, ваша честь, если у Полонского и Щеленкова я видел удостоверения ГРУ и ФСБ? Они там в военной форме, с погонами полковника. И еще спецталоны — их никто остановить не мог, никакие менты. Что б я на них работал? На эти спецслужбы? Да никогда.
       Соседов долго рассказывает, каким другом для него был Акимов, как-то они даже долго жили вместе, в одной квартире. Акимов часто вспоминал, как возил Щеленкова к мосту с этой чертовой бомбой, как стал ее монтировать и забыл, куда какой проводок подключать.
       — Тогда он взял мобильник и позвонил какому-то Володе из ФСБ. Тот его обматерил. И еще Акимов говорил мне, что Щеленкова наверняка взорвали, ведь к бомбе были подведены два пульта дистанционки. Это потому, что он спорил с Лазовским: на кой черт взрывать этот мост? Какой от этого навар?
       Акимов с места:
       — Ни на какой мост я не ездил! Никакому Володе из ФСБ Щеленков не звонил!
       Судья Ольга Борисовна строго пресекает эту свару и заходит издалека:
       — Свидетель, я не пойму: если вы не работали у Лазовского, чего это ради вы присутствовали на его разговорах с тем же Полонским? Ведь там речь шла об убийствах.
       — Ну я им паспорта изготовлял. На угнанные машины.
       — И удостоверения спецслужб?
       — Что вы, ваша честь, там же бумага специальная, голограммы. Я такое же себе хотел, спросил Полонского, а тот отвечает: «Такое удостоверение дороже твоего «Мерседеса».
       
       В банде можно было делать все
       Владимир Большаков — молод, широк в плечах, лицо, как писали когда-то советские классики, открытое. По просьбе судьи внимательно смотрит на каждого из обвиняемых, пожимает плечами: «Первый раз вижу».
       Зато с покойными Полон-
       ским и Щеленковым знаком издавна, считает их своими друзьями. Знаком и с Лазовским.
       — Я его ненавижу, — говорит он. — Это подонок и псих, это он виноват в гибели Полонского и Щеленкова.
       Судья спрашивает:
       — Группа Лазовского, на ваш взгляд, была похожа на банду?
       — Конечно. У каждого оружие, носят почти в открытую. А сколько убийств?!
       — Почему банда действовала так нагло? Смотрите, стрельба у банка, у ресторана «Разгуляй» — все напоказ, среди бела дня. Откуда такое бесстрашие?
       — Ваша честь, да они же работали под крышей ФСБ. У Лазовского в штате «Ланако» — действующие офицеры, все боевики имели документы прикрытия, к которым не придерешься.
       — Из ваших показаний на предварительном следствии: «Роман Полонский рассказал мне, что Лазовский приказал убить Атлана Натаева». Вы это подтверждаете?
       — Да, ваша честь. Я никогда не видел Романа таким подавленным. «Ведь это друзья, партнеры. Как же можно отдавать такой приказ?» А меня лично поразило даже не это убийство — чего еще можно было ждать от Лазовского? Меня поразило, что, по словам Полонского, Натаева привезут к месту убийства офицеры ФСБ. И, насколько я знаю, эти же офицеры были на стрелке Лазовского с братом Атлана Саидом. Того, если помните по делу, тоже убили. Вот тогда Рома Полонский и погиб.
       Для меня любопытно другое: такие же показания Большаков давал на предварительном следствии по делу Лазовского и Харисова еще в 1997 году. Каким же тогда чудом эти свидетельства исчезли из обвинительного заключения и главарь банды вместе со своим киллером получили смехотворный для убийц срок — два года?
       Выходит, тогда жуткие эти преступления не произвели впечатления ни на следователей, ни на судей? А теперь, пять лет спустя, суд снова возвращается к ним, но отвечать придется только Харисову и еще четверым — с Лазовского уже не спросишь.
       
       «На Лубянке велели молчать»
       Он вошел в зал, представился: Тростанецкий Сергей Энрихович, бизнесмен. Имеет двойное гражданство: России и Израиля.
       Я сразу вспомнил: на предварительном следствии старший оперуполномоченный УФСБ по Москве и Московской области подполковник ФСБ Юмашкин утверждал, что с Лазовским его познакомил некто Тростанецкий. И никаких подробностей: кто этот человек, как с тем же Юмашкиным познакомился, где сейчас обретается. Эта фамилия мне вспомнилась еще раз: когда читал протокол о задержании Лазовского, Харисова и того же Юмашкина. Операцию проводил заместитель начальника МУРа подполковник Владимир Цхай — это случилось в феврале 1996 года во дворе дома на Садово-Самотечной улице. Именно здесь жил некий Тростанецкий, на квартире которого Цхай и застукал Лазовского.
       И вот сейчас Сергей Энрихович — в двух шагах от меня, на вопросы судьи отвечает медленно.
       — Я утверждаю, — сказал он в тишине зала, — что мой покойный друг Максим Юрьевич Лазовский был действующим офицером ФСБ. Он был честнейшим человеком, все его мысли и поступки были направлены на служение Родине. Обеспечение ее безопасности.
       Да, в прессе писали, что Лазовского по прилете в аэропорт Туапсе встречали офицеры ФСБ с кортежем машин с мигалками. Это не только его встречали — спецрейсом с ним летели старшие офицеры ФСБ с генералом, фамилию его я назвать не могу.
       Я подозреваю, что у Лазовского не сложились отношения с руководством ФСБ, за месяц до смерти он сказал мне: «Сережа, меня убьют». Так оно и случилось: убили.
       И еще одно мое заявление прошу включить в протокол. Некоторое время назад возле дома меня встретили несколько человек и отвезли на Лубянку. Там один из высших офицеров меня и предупредил: «Скоро суд по группе Лазовского. Не вздумайте туда явиться и давать показания».
       Ни на один из уточняющих вопросов судьи Тростанецкий не ответил. Протокол его допроса датирован 21 марта.
       …Как мы в прошлой моей публикации назвали банду Лазовского — лубянской? Думается, не ошиблись.
       
       Георгий РОЖНОВ, обозреватель «Новой газеты»
       
01.04.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 23-24
1 апреля 2002 г.

Обстоятельства
Испанское правосудие готово вернуть нам миллионы долларов. Российское - боится их взять
Опасные выборы в тихой Пензе
Подробности
Задержавшие покушавшегося на Сергея Золовкина награждены. Редакцией
Куда уехал Березовский?
«Тушите свет!»
Как баран на «Новую газету»
Наши даты
О чем хотелось бы сказать в свой день рождения
Отделение связи
Шендерович: Треть моей телефонной книжки уехала, а я - здесь
Расследования
Лазовский был офицером ФСБ
Специальный репортаж
Женщина, совершившая преступление, должна получить срок. Беременности
Болевая точка
Ко Дню смеха ОРТ подарило стране сериал про то, как это весело - убивать жителей Северного Кавказа
Оторвите глаза от прицелов
Плата за жульё
Открытое письмо начальнику Московского управления городского заказа
Открытое письмо главному редактору «Новой газеты»
Люди
Главное, чтобы он приходил. А когда - неважно
Власть и люди
Трудный хлеб чекиста
Власть
Двухлетие президентства Путина. Ожидаемое и невозможное
Экономика
Любовь ушла, прихватив баксы. Разводы и разводки в российском бизнесе
Точка зрения
Любить пешеходов все трудней. А надо
Четвертая власть
«Независимой газете» - независимый суд
Инострания
Афганистан. Мифические враги опасны тем, что прикрывают настоящих
Туркмения. Страна великих ушей
Аргентина. У демократии свои ужасы
Регионы
Пора возвращаться в тень?
Санкт-Петербург
Весенняя лихорадка на кольцевой
Деньги на дороге валяются
Прокуратура пошла по малому
«Моссовские ньюзы»
Новый эротикон
Технологии
По штанам ползет «утюг»…
Медицина
В минпроме головная боль от таблеток
Телеревизор
Рейтинг телепрессы. И пораженье от победы…
Вольная тема
14 километров. Я прошел их сердцем. И не в сапогах
Мир потерял рассудок. Нашедшего просят не беспокоиться
Сюжеты
Такую память принято отбивать
К земле надо привыкать
Хорошую религию придумали в Кумране
Пост сдал и принял. Постующий пьет до дня
Телу - время, а потехе - час
Свидание
Григорий Чхартишвили: В прошлом святой мог быть злодеем
Библиотека
Как бы заговорил Гамлет, если бы угодил в тюрьму за убийство своих родственников?
Кинобудка
Холодная война с отморозками
Музыкальная жизнь
Молчание - припев песен Умки
Сны о Наумове
«Адаптация» как парашют Башлачева
Европейские звуки «Vermicelli Orchestra»
Майк Науменко из прекрасного племени раздолбаев
Театральный бинокль
Осужденные артисты республики
Муха как родина слона
Культурный слой
1 апреля - день рождения Николая Васильевича Гоголя
Танец с ямбами. Два наших товарища попали в переплет
Пригласительный билет
Второй фестиваль ПРОМОйУШиN в клубе «Точка»
К сведению…
Можете ли вы позволить себе разыграть своего начальника?

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100