NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Я – СВИДЕТЕЛЬ
Почему я обманул следователя? Чтобы спасти заложников
       
Стасик Иванов из своих 12 лет 2.5 года провел в плену у радуевцев
   
       Наш военный обозреватель майор Вячеслав Измайлов прошел Афганистан, а потом Чечню. Попросился туда сам, потому что ему – тогда работнику военкомата – отправлять мальчишек на смерть за непонятные идеалы не позволила совесть. В Ханкале его ждали любовь солдат и ненависть генералов. Ненависть материализовалась в приказе об увольнении из армии – за честно выполненный долг и спасенные жизни.
       За время работы в «Новой газете» Вячеславу Измайлову удалось без копейки денег спасти почти 200 заложников – это больше, чем смогли и захотели сделать все госструктуры, вместе взятые.
       Сегодня он вновь, уже в суде, вынужден доказывать государству, что оно обязано заботиться о своих гражданах. А государство не верит.
       Перед вами — отчет только об одной операции по спасению заложников и задержанию бандитов, которую провел Вячеслав Измайлов, не наделенный в отличие от силовых ведомств никакой властью, а только совестью. Таких операций были сотни. К сожалению, не все они закончились успешно. По той причине, что Измайлов оказался одинок в этой своей борьбе.
       Редакция
       
       
20 июня 1999 года при непосредственном участии жителей Ингушетии Радимхан Могушковой и ее сына Адама (он же Руслан) были похищены активистка женского движения Самары Светлана Кузьмина и ее земляк—журналист Виктор Петров.
       Их сначала заманили в Ингушетию под благовидным предлогом спасения пленного самарского солдата Алексея Чегодаева (на самом деле он погиб в январе 1995 года во время штурма Грозного), а затем, также обманом, передали в Чечню братьям Бакешевым из Шаамиюрта (Ачхой-Мартановский район). А Бакешевы продали заложников бандитам из отряда самашкинского полевого командира Кюри Ирисханова, получив за них два джипа, каждый — по 35 тысяч долларов.
       Борьба за освобождение этих заложников длилась более двух лет и завершилась успехом только летом 2001 года. После того как мною был подключен к операции по вызволению несчастных Лече Исламов по кличке Борода, находившийся под следствием и содержавшийся в Лефортово. Его обвинили в участии в незаконных вооруженных формированиях.
       Вот некоторые этапы нашей борьбы за освобождение заложников.
       
       
В июне 1999-го, после получения информации о похищении Петрова и Кузьминой, я получил редакционное задание вырвать их из неволи любой ценой. Почти сразу же через посредников удалось выйти на Бакешевых. Их требование: за Виктора Петрова и Светлану Кузьмину — 3 миллиона долларов.
       Тем временем Радимхан Могушкова продолжает заниматься работорговлей. Летом того же 1999 года во Владикавказе бандиты похищают военнослужащего 58-й армии МО рядового Игнатьева и военнослужащего внутренних войск рядового Мирошкина, а затем передают их Радимхан. Она прячет пленных в недостроенном здании в Назрани, поблизости от своего дома по улице 19-го партсъезда, 32.
       Могушкова на этом не останавливается и начинает шантажировать матерей похищенных солдат: Анну Мирошкину, жительницу мордовского села, и Людмилу Игнатьеву из села в Волгоградской области, которых привозят в Назрань.
       Женщины копают для себя яму во дворе дома Могушковых и… пишут письма своим губернаторам с просьбой о сборе денег для выкупа сыновей. В августе 1999 года Басаев и Хаттаб напали на Дагестан. А в сентябре боевые действия перешли на территорию Чечни. Положение заложников и пленных российских военнослужащих усугубляется. Одних бандиты расстреливают, над другими зверски издеваются.
       В период с августа по декабрь 1999 года ценой огромных усилий при взаимодействии с МВД, ФСБ, Министерством обороны и другими структурами нам удается вытащить из неволи в Чечне более 30 человек. В том числе детей: 12-летнего подольского мальчика Стасика Иванова (2,5 года находился у радуевцев), 14-летнего израильского мальчика Володю Фаиля. В октябре—декабре: 2—3 поездки в месяц в горячие точки.
       А Могушкова тем временем продолжает похищать людей.
       
       
В сентябре 1999 года Назрань наводнили десятки журналистов, освещающих события в Чечне. Адам Могушков подвизался водителем у журналиста «Московских новостей» Дмитрия Бальбурова. И в начале октября с его помощью Бальбурова похищают и вывозят в Чечню. А Адам предлагает свои услуги журналистам, работающим на иностранные информагентства. Семья Могушковых ставит торговлю людьми на поток.
       В октябре 1999 года всю эту информацию я передаю в Главное управление по борьбе с организованной преступностью. Те ставят задачу Северокавказскому РУБОПу в Нальчике, а от них команда поступает в РУБОП Ингушетии. Ответ последних был таков: «Могушковы проверены, и они чисты, их оговаривают».
       Тогда по согласованию с руководством ГУБОПа я вместе с Людмилой Тонкой — дочерью заложницы Мирошкиной и сестрой заложника рядового Мирошкина — вылетаю в Нальчик.
       Трудно описать непрофессионализм спецслужб, с которым нам пришлось столкнуться в Нальчике и Назрани. Вопреки всем обстоятельствам, как техническим (автомобиль, данный в Северокавказском РУБОПе, пришлось заправлять бензином и маслом за свой счет), так и человеческим (некоторые сотрудники РУБОПа Ингушетии фактически препятствовали проведению операции), силой удалось освободить двух женщин из дома Могушковых, а на следующий день — их сыновей. Несколько позднее были задержаны и сами работорговцы — Адам и Радимхан Могушковы.
       
       
А дальше стали происходить совершенно удивительные вещи.
       Отсидев несколько месяцев в следственном изоляторе, Радимхан Могушкова дождалась декабрьской, 1999 года, амнистии, принятой уходящим составом Государственной Думы…
       Ее амнистировали как… награжденную президентом Ельциным орденом Мужества. Ее сын Адам Могушков спустя чуть больше полугода решением суда получил тот срок, который уже отсидел в СИЗО, и под аплодисменты родственников и друзей вышел на свободу.
       Я не поехал на этот процесс, так как не было должных гарантий моей безопасности, а Дмитрий Бальбуров, которого удалось к тому времени вытащить из неволи, обменяв на уголовника, чувствовал себя на суде просто оплеванным.
       Создалась парадоксальная ситуация: похитители людей властями освобождены, а похищенные ими Кузьмина, Петров и другие продолжали умирать в неволе.
       После того как из ареста Могушковых ничего путного не вышло, я организовал при участии Управления по борьбе с организованной преступностью задержание одного из главных организаторов похищений людей — Салавди Абдразакова (он же Халилов). Этот человек был причастен к десяткам похищений: итальянца Мауро Галигани, группы Елены Масюк (НТВ), Ильяса Богатырева и Владислава Черняева (ОРТ) и многих других. Французский фотокорреспондент Брис Флитьо в своей книге, написанной после освобождения из плена, рассказал, что в горы в лапы бандитов его вывез именно Салавди Абдразаков.
       За все это и многое другое Салавди Абдразакову дали всего… 4 года тюремного заключения. И на погибающих в Чечне заложников не обменяли.
       Было и еще несколько попыток освобождения Светланы Кузьминой и Виктора Петрова, а также находящегося вместе с ними московского правозащитника Александра Терентьева.
       В частности, сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью вошли в контакт с находящимся под следствием екатеринбургским олигархом Павлом Федулевым. На условиях прекращения против него уголовного дела он готов был выкупить заложников. Но на несколько запросов Генеральная прокуратура ответила отказом.
       Правоохранительные органы и прокуратура Самары пытались подключить к освобождению Петрова и Кузьминой местных чеченских авторитетов. Один из них связался с бандитами и предложил им 50 тысяч долларов за Светлану Кузьмину. Но в цене не сошлись.
       
       
Именно после всех этих неудач по согласованию с ГУБОПом я и предложил использовать возможности находящегося под следствием Лече Исламова.
       О моих намерениях были проинформированы не только сотрудники ГУБОПа, которые даже принимали участие во встречах с родственниками Лече Исламова и его адвокатом, но и сотрудники ФСБ, администрации президента России и лидер Чечни Ахмад Кадыров.
       Я написал Исламову «гарантийное письмо», в котором указал, что если он поможет в освобождении Кузьминой, Петрова и Терентьева, то я сделаю все, что в моих силах, для его освобождения.
       Переговоры с Лече Исламовым и его родственниками длились почти год. Все это время я передавал ему в следственный изолятор ФСБ в Лефортово записки, а он писал мне. Все эти записки читались сотрудниками ФСБ, но передавались адресатам. Более того, я даже разговаривал с заключенным под стражу Исламовым по телефону.
       1 декабря 2000 года, не выдержав жуткого отношения, умер в неволе Александр Терентьев.
       Когда я об этом узнал, то дал следователям ФСБ показания против Исламова, в которых заведомо сгустил краски. Цель — заставить Исламова пойти на мои условия по освобождению оставшихся в живых заложников. Я попросил, чтобы мои показания немедленно предъявили Исламову. Что адвокат Павел Нечепуренко и сделал. А следователи ФСБ, не показывая бумаг, устно сообщили об этом Исламову.
       Исламов тут же прислал мне письмо, в котором сообщил, что понимает меня и готов помочь в освобождении заложников, даже если я после этого не вытащу его из тюрьмы.
       Жена Исламова Луиза Устарханова, его отец и сестра неоднократно встречались с бандитами и пытались договориться об освобождении Виктора Петрова и Светланы Кузьминой. Но бандиты требовали денег, ниже 300 тысяч долларов сумма не опускалась.
       Тогда по требованию Исламова были отправлены люди в Панкисское ущелье Грузии — к Гелаеву — с просьбой помочь в освобождении Петрова и Кузьминой. Гелаев дал указание самашкинскому полевому командиру Кюри Ирисханову. К этому моменту Виктору Петрову удалось бежать, а Светлана Кузьмина была благодаря записке Гелаева освобождена.
       Видит Бог, и коллектив редакции «Новой газеты», и я все это время действовали в форсмажорных обстоятельствах, добиваясь освобождения заложников. На добро я ответил добром, отказавшись письменно от ранее данных мною показаний, и на суде Лече Исламова, проходящем в эти дни в Краснодаре, выступил в качестве свидетеля в его поддержку. Теперь я до конца буду бороться за его освобождение, так как на руках Исламова нет ничьей крови.
       И уверен — добро отзовется добром: будь Исламов на свободе, с его помощью из рук убийц удалось бы вытащить несчастных, спасти не одну человеческую жизнь.
       
       P.S. Ежедневно ко мне в редакцию приходят и звонят люди. Надеются найти живыми, а если нет, то хотя бы захоронить останки: мама корреспондента ИТАР-ТАСС Владимира Яцины; Инга, жена подполковника Сергея Боряева, помощника военного коменданта Веденского района; родители младшего сержанта Саломатина, пропавшего 2 года назад из 70-го полка 42-й дивизии, дислоцированной в Чечне, и многие десятки, сотни других. Поисками их единственных и любимых никто не занимается.
       
       Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, военный обозреватель «Новой газеты»
       
27.05.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 37
27 мая 2002 г.

Обстоятельства
Буш и принесенные ветром. Столичные борцы за лучшую долю своего народа встретились с американским президентом. По его просьбе
Москва-Воронеж: Кремль не догоняет
Подробности
Черноболец Бурдов выиграл дело в Европейском суде
«Тушите свет!»
Пути-пут и всё-всё-всё
Наши даты
Трагически оборвалась жизнь Ники Турбиной
Реакция
А кони всё скачут... Оказалось - это инсценировка
Расследования
Куда исчез из России кредит МВФ в 4,8 миллиарда долларов? Его украли
Можно ли сделать из стиральной машины автомат калашникова?
Специальный репортаж
Люди «бураного» полустанка
Последний «Буран» в империи
Ленск: Лед тронулся, а заседания продолжаются
Болевая точка
Ахмед Закаев: Героев после этой войны уже не будет
Вячеслав Измайлов: Я - свидетель
Общество
«Радуга» на «Пушке»
Власть и люди
Партия Зюганова: в борьбе за это
Власть
Время «смотрящих за Родиной» с исторической родины президента подходит к концу?
Экономика
Научная методика «вывода на чистую воду» российской экономики
Новости компаний
«Хищник». Ремейк на сыктывкарском ЛПК
ТНК осваивает новое месторождение на Большой Дмитровке в Москве?
Мир и мы
«The Washington post»: Путин ускользает от наказания за Чечню
19 стульев на 20 гостей. НАТО оставляет нам форточку в Европу
Санкт-Петербург
Бюджетно- гепертонический криз
Наши ребята сильны в математике
Жили-были… но не долго
Те голоса
Корабль Фассбиндера
Меченые доллары
Первый среди равных
Судьи, которых мы потеряли
Страна уголков
Фашистом можешь ты не быть…
Спорт
Понедельник нашего футбола и двор
Футбольный чемпионат мира наступает
Телеревизор
В 7 часов утра после эфирной войны
В субботу, 1 июня, родная виртуальная нечисть должна вернуться в эфир
Наблюдай за наблюдателем
Вольная тема
Зачистка горячей точки «Я»
Сюжеты
«Никонов» - автомат без отдачи
Кинобудка
Каннский кинофестиваль как преддверие Ханты-мансийского
Театральный бинокль
«Кармен-сюита» с половецкими плясками
Сектор глаза
Дмитрий Жилинский: Никогда не был художником «сурового стиля»
Культурный слой
Андрей Вознесенский: Чужой я жизнью не расплачивался
К сведению…
Место встречи изменить… можно!
Вы ведь любите «Новую газету». Это чувство взаимно. Зачем же нам расставаться?

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100