NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПРАВОСЛАВНЫЙ ШАМАН
Кому Пугачев подарил овчинный тулупчик?
       
Тува. Останки цехов. (Фото Павла Волошина)
  
       
Есть в России реальность, близкая к виртуальной, – «региональные выборы законодательной власти». Все, как в договорных футбольных матчах: исход схватки решен на вчерашних ресторанно-банных переговорах, судьи уже получили свои гонорары, команды вяло топчут газон, а наивные болельщики еще ждут обещанной комментатором схватки.
       Недавние выборы Верховного хурала Республики Тува – редкое исключение. Речь идет не о безукоризненной честности здешних кандидатов и не об отказе московских политтехнологов от «грязных» технологий. Скорее, здесь можно говорить о несгибаемых избиркомах, которые стояли насмерть за закон и своих избирателей вопреки воле местной власти, подкрепленной московскими деньгами. В итоге столица республики и ряд районов отказались голосовать за ту власть, которая за десять лет довела Туву до полного банкротства…
       
       — Кукьюрузник? — заорал пухлый американец в легкомысленных шортах.
       — Нет, Майкл, это
       «Як-42». Летчики называют его «окурком», — хихикнул сопровождающий.
       Остальные иностранцы, топтавшиеся в ожидании посадки на рейс Москва — Кызыл, вразнобой, но старательно повторили: «Окъурок».
       — Проповедники-евангелисты, — понимающе кивнула моя соседка по очереди. — Туристы к нам теперь почти не летают…
       Да, развитие туризма, как и промышленности, не соответствует тувинским национальным потребностям...
       …«Як» пошел на посадку. Вернее, почти рухнул вниз, как подстреленная птица. Позади — четыре с лишним часа полета над хмурыми среднерусскими равнинами и марсианскими пейзажами окрестностей Барнаула. Рядом со взлетной полосой, бок о бок с кирпично-мраморными развалинами еще советского долгостроя, желтеет дощатый одноэтажный барак международного аэропорта «Кызыл». У дачного вида калитки на заросшей узенькой тропинке «выхода в город» радостно гомонит кучка встречающих. Приехали. Тува.
       ...У самого города, как грибы, из пожухлой зелени торчат живописные развалины, больше напоминающие декорации очередного сериала «про Чечню».
       — А это заводы были, — радушно объяснили попутчики. — Видишь, столбики вокруг кирпичной коробки торчат? Забор стоял из бетонных плит. Украли. Здесь — фабрика работала. Тоже разворовали. Там — автохозяйство…
       У трубы, торчащей из останков громадного цеха, как отрывок из легенды о золотом веке, значится: «Слава труду» и «Советской Туве — 30 лет».
       Судя по размаху разрухи, промышленности в республике почти не осталось. Говорят, что разорился даже овчинно-тулупный комбинат — тот самый, который перед последними выборами главы тувинского правительства демонстративно поддержал нынешний сенатор от Тувы, в недавнем прошлом самый православный банкир страны Сергей Пугачев. (Мы уже писали об этом странном альянсе в № 25 «Новой газеты».)
       Банкир, получив сенаторский иммунитет, к тулупам охладел, вследствие чего комбинат благополучно скончался. (По некоторым данным, так и не успев родиться.) Работает, правда, угольный разрез, но остальные предприятия попросту умерли. Зато финансирование остается в прежнем объеме. На республику с населением и промышленностью среднего российского райцентра — почти четыре миллиарда рублей. Отсюда и понятная дружба с вчерашним банкиром Пугачевым. Бюджетные счета — вещь заманчивая. Представьте, что стало бы с любым городом Тамбовской области, получай он регулярно, раз в год, такие деньги?
       
       Бубен для президента
       В тувинской столице ничего нарочито восточного не обнаружилось. Даром что географический центр Азии находится от нее в полукилометре. Кызыл больше похож на ухоженный райцентр Центральной России. Типовые кирпичные пятиэтажки, «частный сектор» и центральная площадь с обязательным Лениным. О национальной специфике напоминают вывески, продублированные на тувинском языке, да еще отдел буддийских ритуальных принадлежностей в универмаге напротив Верховного хурала.
        Буддизм — религия в Туве официальная, но по природе своей терпимая. А потому в быту она дополняется шаманизмом. К примеру, во время последней предвыборной кампании в штабе каждого претендента на пост председателя тувинского правительства имелся свой собственный шаман.
       Присутствие увешанного сверкающими бляхами духовного лица рассматривается, скорее, как необременительная и потенциально полезная дань национальным традициям. Во всяком случае, самым эффективным шаманом штаба победителя голосования Шериг-оола Ооржака оказался вполне православный представитель Тувы в Совете Федерации Сергей Пугачев. В политико-финансовом, понятное дело, смысле. И без всякого, прошу заметить, бубна.
       
       Кожуун несгибаемых
       Пий-Хемская территориальная избирательная комиссия (ТИК) расположилась в длинном актовом зале кожуунного хурала. Кожуун — это район, поэтому местный хурал, соответственно, — полный аналог и правопреемник прежнего райсовета. Все, как в фильмах про Анискина, — тот же стенд «Наши ветераны», крашенные масляной краской стены и насмерть закрытая по случаю праздника библиотека.
       Персонал ТИКа нервничает. Район — оппозиционный, а потому к его работе власть проявляет особое внимание. Говорят, что у кураторов из Кызыла только чудом сорвалась хитрая подстава, благодаря которой ТИК в полном составе мог попасть под самую настоящую уголовную статью. А во время выборов председателя Верховного хурала случилась и вовсе неприятная история. Тогда Пий-Хемский избирком признал недействительными около девятисот бюллетеней. Что тут началось!
       Вначале членам комиссии угрожали доверенное лицо Ооржака Гончаров и некий наблюдатель Дронин. Потом в кожуун приехала целая бригада переговорщиков из Кызыла — и опять угрожали. Вопрос стоял, как о жизни и смерти. По общему мнению, проигрыш первого и последнего президента Тувы на выборах председателя республиканского правительства автоматически означал начало множества уголовных процессов для самих проигравших и их сторонников. Потому и затеял опытный президент Ооржак многоходовку с новой Конституцией, установившей новый процент явки избирателей, чтобы избежать запрета на третий срок. На карте — миллиарды, а тут какая-то кожуунная территориалка…
       Правоту свою Пий-Хемский ТИК отстоял. Правда, на конечный подсчет голосов это никак не повлияло. Как было у Ооржака пятьдесят три с небольшим процента, так и осталось. Девятьсот незасчитанных голосов Пий-Хема «натянули» за счет ТИКов других кожуунов. Московские политтехнологи, щедро оплаченные, по отдельным данным, «православным банкиром», постарались. Смены власти и уголовных дел не случилось, а в Совете Федерации просто занял место экуменист Лугачев.
       …Пий-хемский избиратель голосует вяло. Уже днем становится понятно, что преодолеть уровень явки в 43 процента не получится. Народ, получив в председатели правительства непопулярного, но бессменного президента Ооржака, в политике разуверился, а потому предпочитает заниматься своими делами.
       «Да вся эта затея с сорока тремя процентами явки задумана только для отсечения оппозиционных районов», — считают представители оппозиционеров. Соберут депутатов из лояльных кожуунов, сформируют комитеты, напринимают законов — а потом можно и довыборы в Кызыле и Пий-Хеме устроить. Главное, чтобы кворум был. А там можно залатать любые огрехи прежних президентских сроков Ооржака.
       
       «Балгазын» —мечта арата
       Сельские кожууны Тувы — тема особенная. Хотя бы потому, что промышленных районов уже не осталось. Именно на аратские (крестьянские хозяйства) надеялись в свое время тувинские националисты. «Не дадим разграбить землю Тувы!» — это нынешний председатель Ооржак сказал. Ответил мировому капитализму на резонный вопрос о судьбе разведанных, но так и не пущенных в промышленную разработку месторождений редких металлов. Вместо этого решил заниматься сельским хозяйством.
       Но аграрной республикой Тува так и не стала. Есть в Туве свой Минсельхоз — с министром и полусотней сотрудников. И есть одно-единственное рентабельное хозяйство — бывший совхоз «Пламя революции», ставший государственным унитарным предприятием «Балгазын». Руководит им Иван Чучев, и руководит исключительно успешно. Вот только мешает тихий саботаж со стороны руководства республики. Положенных дотаций совхоз не получает, финансирования — тоже, а семенное зерно прямиком отправляется, вслед за новыми комбайнами, в давно «лежащие», зато лояльные хозяйства. А они их «загоняют за Саяны» — есть в Туве такое выражение.
       …Рядом с процветающим «Балгазыном», ближе к Кызылу, — совхоз «Победа». Если бы не горы, здесь можно было бы снимать продолжение «Сталкера». Зона опустошения. Поля, заросшие степной травой, и поселок — несколько улиц да вдребезги разбитые корпуса ферм и зернохранилищ. Оборудование, зерно, тракторы и комбайны «ушли за Саяны». Рядом с одним из домов собралась молодежь. Сидят на корточках, курят. Лениво сплевывают. Работы нет. Зато есть бессрочное пособие по безработице, скотокрадство и поля «тувинки» — местной разновидности конопли. А еще «паленая» водка из гидролизного спирта — в просторечии «шмурдяк».
       
       Глобус пантюркизма
       Кызыл, как и Пий-Хем, «проголосовал ногами». На десяти участках выборы признаны несостоявшимися. Да еще кто-то украл на одном из пунктов голосования списки избирателей, так что в помещении Центризбиркома Тувы, похожем на обычный московский ЖЭК, сидели три мрачных чина ФСБ. Кворум был под угрозой — ясное дело, вместе с карьерой местных чекистов.
       Зато в самом городе особой горечи по поводу провала выборов не ощущалось. Разве что у тувинско-турецкого лицея наблюдалось какое-то шевеление. Он, этот лицей, от результатов выборов зависел напрямую. Новый, на этот раз лояльный, хурал должен был решить его проблему с лицензией и регистрацией.
       Дело в том, что основам пантюркизма в Туве учат за российские бюджетные деньги. А регистрация и лицензирование лицея были проведены со всеми мыслимыми нарушениями. Да и дипломы мускулистых молодых парней, которые числятся в нем преподавателями, для России не годятся. Зато завуч лицея — зять председателя Ооржака.
       А вот государственный институт развития педагогического образования председатель всея Тувы закрыл за ненадобностью. Ректор его, Алтай Пиче-оол, — человек неудобный. И вот теперь Тува стала единственным субъектом Федерации, где нет подобного учебного заведения.
       
       Дорога к дому
       Путь домой часто бывает длиннее. На прямой рейс до Москвы я не успевал, а значит — через Саяны, на машине, до Абакана. Пятьсот километров тайги и романтики.
       ...Вдоль трассы — проплешины сгоревшего леса. Жгут бомжи-черемшатники. Живут здесь целыми стаями, в палатках. А лес палят нечаянно: напьются и спят у костров. Губят лес, сгорают сами. А пожар идет дальше. У Тувы нет денег тушить тайгу.
       …На Буйбинском перевале, у места гибели генерала Лебедя, работал автокран. Рядом с деревянным крестом уже была заасфальтирована площадка, а рабочий разравнивал цемент на постаменте гранитного валуна. На противоположной стороне трассы, в центре точно такой же асфальтовой площадки, высились два железобетонных сортира с металлическими дверцами бронебойной толщины — чтобы не украли.
       За Саянами — Хакасия. За окном — неяркий среднерусский пейзаж. Вот только горы на горизонте. Их можно не замечать — и чувствовать себя дома. Ведь не замечаем же мы Туву…
       
       P.S. Выборы в Тувинский Верховный хурал окончились ничем. Согласно вердикту большинства избиркомов Кызыла «выборы не состоялись из-за низкой явки избирателей». Политтехнологи председателя Ооржака и его московского друга Пугачева перехитрили сами себя. Теперь о лояльном Верховном хурале без представителей оппозиционных районов можно забыть. В нем просто не будет кворума. А значит, впереди у республики — второй тур выборов.
       
       Павел ВОЛОШИН, наш спец. корр., Кызыл — Абакан
       
10.06.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 41
10 июня 2002 г.

Обстоятельства
Государство - это мы. Другого не дано
Спецоперация по восходу солнца
Подробности
Падающий город - 2
Владимир Путин: Цели Собчака большинству были непонятны
Чебурашку не ищет Интерпол
«Тушите свет!»
Генералы телевизионной карьеры
Реакция
Следствие по делу о покушении даже на высокопоставленного чиновника ведется из рук вон плохо
Расследования
О поисках денег партии американской фирмой «Кролл» российские чиновники и бизнесмены стараются не вспоминать
Тайна гибели комиссии генштаба
Специальный репортаж
«Основной инстинкт - Родину защищать» - 2
Отдельный разговор
Rossiya - Rodina tatar. Такими буквами подобное утверждение уже никогда не напишут
Болевая точка
Каратели. Полковника Буданова от ответственности освобождает тот же врач, который сажал в психушки диссидентов
Общество
Жалуешься в ЖЭК? Экстремист. Сам пойдешь работать дворником
Власть и люди
«Повременка». За короткий перерыв десятки депутатов Госдумы переменили свои решения в пользу телефонных компаний
Власть и деньги
На воре и шахта горит. Шахтеры искали воров в Москве, а они сидели совсем рядом
Флора для чиновничьей фауны. Веерное подключение власти к взятке
Новости компаний
Глава «Россудостроения» намерен лишить дальневосточных кораблестроителей выгодного экспортного заказа
Четвертая власть
Убийства по программе передач. Цена телеэфира - человеческая жизнь
Навстречу выборам
Стать пожизненным президентом Кирсану Илюмжинову мешает погибшая Лариса Юдина
После выборов
Православный шаман. Кому Пугачев подарил овчинный тулупчик?
Геополитика
Самокердык как инструмент геополитики
Мир и мы
«Челнок» Путина не долетел до цели
Санкт-Петербург
Уставший быть на острие
«Карточный скандал» в Мариинском дворце
Как нет войны - так сукины дети, а как война - так братцы
Игра без правил
Ах, зачем русский - не Эрмитаж?
Шесть самураев
Страна уголков
Ворону Бог послал…
Спорт
Игорь Высоцкий: Боксер - человек сильный, а значит, мирный
Владимир Пильгуй: В футболе - мы рабочие и крестьяне. Нам надо пахать и пахать
Свой первый матч японцы сыграли 130 лет назад
«Группа смерти»: взгляд из Европы
Телеревизор
Шоу на выживание команды Киселева продолжается. Лето сурка?
Сюжеты
Неоконченная пьеса для механического завода
Музыкальная жизнь
Веня Д'ркин. Жизнь и смерть незамеченного российского рок-гения
Театральный бинокль
Церковный хор советской коммуналки
«Любэ»вный треугольник
Культурный слой
6 июня Пушкину исполнилось 203 года. Он по-прежнему царь и живет один
Коллективного Достоевского в начале XXI века пишут женщины

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100