NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СБЕЖАВШИЙ ПОЛК
КТО-ТО УБЕГАЕТ ИЗ ЧАСТИ С ОРУЖИЕМ, ПОТОМУ ЧТО ВСПОМНИЛ КРИМИНАЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ, А КТО-ТО — ПОТОМУ ЧТО У НЕГО ОТНЯЛИ НАСТОЯЩЕЕ
       
Фото Тофика Шахвердиева
   
       
Летом из армии бегут чаще. Поодиночке и целыми отделениями. Как из зон.
       И сходство это объяснимо. Потому что наша армия давно стала зоной усиленного режима.
       В нее призывают, как забирают в СИЗО: с облавами, повестками, арестами, предутренними налетами на квартиры, «воронками» и вооруженными милиционерами.
       Так же и содержат: доводя до дистрофии, изнуряя работой, растаптывая человеческое достоинство, калеча, убивая и посылая на смерть.
       И ловят в случае побега так же — с собаками.
       А они все равно бегут. Бегут из всех военных округов, из всех родов войск. На любом месяце службы. Зная, что поймают. Бегут даже контрактники. Бегут с оружием и без, подготовившись и в одночасье, без еды, босиком. Бегут, потому что эта армия несовместима с жизнью. Предпочитая отстреливаться до последнего патрона, чтобы быть в итоге застреленными.
       Пять полков дезертиров ежегодно.
       Десятки застреленных, сотни посаженных, тысячи сломавшихся навсегда, десятки тысяч вернувшихся с покореженной психикой, больной совестью и подорванным здоровьем.
       Все это — наша армия.
       А еще — офицеры, у которых дети падают в голодный обморок. Офицеры, готовые убежать сами, было бы куда. И офицеры, крадущие последнее у солдат. Крадущие даже на войне. Офицеры, одержимые синдромом Буданова — тотальной ненавистью: к окружающим, к себе, к Родине. Ненавистью, помноженной на безнаказанность.
       И это тоже — наша армия.
       И генералы, рвущиеся во власть, потому что в войсках уже все растащено; генералы, которых убивают свои же — за честность и порядочность; и генеральские дачи — наша армия тоже.
       Военные прокуроры и судьи, оправдывающие Буданова, но сажающие пожизненно солдата, который расстрелял месяцами издевавшегося над ним командира. Военные психиатры, нашедшие этого мальчишку вменяемым, потому что он убил не в Чечне. Это тоже — наша армия.
       И депутаты с пыльной совестью, чьи дети служить не будут никогда, потому что их отцы умеют прислуживаться, — тоже наша армия.
       Как быть, если отдавать детей в эту армию — преступление? Если служить в этой армии — значит стать жертвой или преступником? Если не идти в эту армию — получить срок?
       Только не надо о патриотизме… В подобном контексте это действительно последнее прибежище негодяев.
       
       
В новостных сводках января инцидент на погранзаставе «Уэлен» выделялся разве что количеством жертв. Да еще тем, что стал первым в новом, 2002 году. Ничем другим широкой российской публике он не запомнился. Очередной побег с применением оружия: двадцатилетний младший сержант убил своего командира — двадцатитрехлетнего старлея. А заодно всех, кто находился в дежурке. Четверо погибших. Виновник пойман и находится в тюрьме. Рядовой для российской армии случай.
       
       
Сразу после задержания младший сержант погранвойск Андрей Растегаев попал в больницу. Издержки «силового захвата»: сломанный нос, шрамы, сотрясение мозга… Потом, после затянувшегося выздоровления, его перевели в камеру к уголовникам. Правда, пробыл он там недолго. Дело в том, что до призыва в армию бывший пограничник был милиционером, а значит, теперь должен сидеть в специальной «ментовской хате». Друзья и родные, сходив на положенное каждому арестанту свидание, говорят, что тюрьма Андрея не сломала. Он почти не изменился: держится ровно, пытается шутить. Все, как год назад. Вот только взгляд у него теперь странный. Неправильный.
       
       «Правильный» призывник
       Это теперь военный прокурор пытается доказать, что Андрей сорвался из-за хлипкости характера. Ничего подобного. Как раз с характером у него было все в порядке. И с биографией. И с жизнью… А в армию младший оперуполномоченный уголовного розыска Комсомольского РОВД Набережных Челнов Андрей Растегаев пошел «по собственному желанию». Он, по словам однокашников, вообще был очень «правильный» человек, к жизни подходил соответственно, деля все окружающее на две черно-белые категории. Поэтому в школе получал отличные отметки, благодарности и почетные грамоты, а дома поддерживал ровные отношения, без обязательных подростковых обид и скандалов.
       После выпускных экзаменов педсовет выдал Растегаеву блестящую характеристику: «Настойчив, целеустремлен. Учился хорошо, показал себя с положительной стороны. Предъявляет к себе повышенные требования... Пользуется уважением у товарищей по коллективу... Отличается порядочностью…». Директор школы, собственноручно вручивший Андрею аттестат зрелости, до сих пор считает его одним из лучших своих учеников. А в случившееся на далекой заставе «Уэлен» не верит.
        «Правильную» профессию Андрей выбрал еще в школе: решил по примеру отца стать милиционером. Поступил после одиннадцатилетки в Елабужскую школу милиции, окончил ее с отличием. Был среди милицейских курсантов маленьким, но начальником: за успехи в «боевой и политической» его назначили заместителем командира взвода. А после учебы, с красным дипломом, работал в образцовом Комсомольском райотделе родных Набережных Челнов – вплоть до очередного призыва в армию.
        … На распределении Растегаеву повезло – наверное, в последний раз. «Покупатель» — то есть офицер, приехавший за пополнением, — оказался из «правильных», с точки зрения Андрея, пограничных войск. А в учебной части, расположенной в камчатском поселке Халактырка, его пообещали направить для дальнейшего обучения в Хабаровский военный институт… Через год успешной службы рапорт младшего сержанта Растегаева командование действительно одобрило. Вот только лейтенантом ему уже не стать.
       
       Легкость учения
       Учебка в поселке Халактырка – из разряда образцовых. Прекрасное, судя по отчетам, руководство. Отличный, по мнению самого Растегаева, коллектив. Молодые командиры, дисциплинированные солдаты. Армейская элита. Вечерами – заслуженный отдых, иногда на природе. Растегаев на командирских пикниках бывал часто: отвозил господ-офицеров на шашлыки, а потом доставлял их, бесчувственных, в расположение родной части. Специальность у него такая была – водитель.
       Постоянных пассажиров было двое: замполит капитан Сергеев и старший лейтенант Горев. В последний раз, когда Андрей привез их на личной машине Сергеева, пьяный Горев вытащил у него ключи, угнал машину и попал в аварию. Машину Горев расколотил вдребезги, да еще повредил себе голову. Разгневанный Сергеев потребовал у старлея компенсации. Плати, говорит, иначе подаю заявление об угоне. Свидетель есть — водитель Растегаев. Андрей в узком кругу отцов-командиров все подтвердил, так что Гореву пришлось раскошеливаться, а потом и вовсе переводиться на новое место службы. На этом бы все и закончилось, не попади Растегаев после учебки на дальнюю чукотскую погранзаставу «Уэлен». Под командование Горева.
       Старлей, как оказалось, обиды свидетелю Растегаеву не простил, а потому устроил ему по новой «курс молодого бойца». Говоря проще, бил при каждом удобном случае. Да еще и друзей своих натравливал. Издевались, словно по расписанию: после наряда или караула – в канцелярию. А там – Горев и старший лейтенант Летов. Били, к слову, не только Растегаева, а всех, включая контрактников. Да еще пайку урезали – в воспитательных целях.
       Пожаловался как-то Растегаев на заведенные Горевым порядки заезжей комиссии под управлением капитана Шубского. Тот сказал, что разберется, и уехал. А потом Андрея вызвали в канцелярию и отделали «поганого мента» так, что на время тот потерял рассудок…
        Из письма Андрея Растегаева: «…Он взял пистолет, который лежал на столе, и целился в меня… Когда я вышел из канцелярии, для меня все было как во сне. Все мутно, слезы сами бежали... Я не помню, как у меня в руке оказался лом, как я попал в оружейку, достал из сейфа подсумки и заряжал автоматы. …Не помню, как я изо всех сил побежал, вломился в канцелярию и начал стрелять по тем, кто находился там. Как потом спустился и расстрелял Летова с Пономаревым… Это все происходило быстро, я даже не успел подумать о последствиях. Сколько я себя помню, таким я себя ни разу не видел и так себя не чувствовал. Униженным, с втоптанным в грязь лицом… Не знаю как, но у них это получилось... Извините меня, если сможете, у вас ведь и так у обоих сердце слабое, и оба вы попадали с инсультом в больницу, а тут еще я вам такой подарок преподнес.
       Да еще после случившегося думал: зря себя не убил. Прилетела комиссия и всячески выводила меня, пытаясь загнать меня в петлю или чтобы я вены себе вскрыл. Начали угрожать, что я — бывший мент, меня закроют специально в общую камеру, что надо мной там надругаются. Генерал Лисинский говорил, что родители от меня отказались, тут я вообще думал побежать хоть на два шага, и чтобы меня охранник застрелил. Потому что при мне они говорили конвою: если шаг влево или вправо, сразу стрелять на поражение, без предупреждения, и каждый день надо мной издевались морально, обзывали, оскорбляли и садили в одиночки, перед этим не осмотрев меня. У меня были с собой лезвие и длинные шнурки, хотели, чтобы я наложил руки на себя, и им будет легче спрятать правду и на мертвого все списать. Следователи заставляли писать объяснение под угрозой, что посадят в общие камеры с уголовниками и не дадут встречи с родителями, что отдадут на обработку операм, и они из меня добьются любого признания… Когда у меня были побои, т.е. синяк и опухший нос, я просил сделать СМЭ, т.е. снять побои, но они мне в этом отказали, сказав, что мне это уже не пригодится и что меня расстреляют или кремируют. Вязали руки веревкой и не развязывали до тех пор, пока руки не синели и не немели, что я ими еле-еле шевелил. Это все издевательство продолжалось до 12.02.02 11 часов 55 мин., потому что потом в это время меня привезли на ИВС, встречи с родителями и с моим защитником запретили. И даже на ИВС не сказали, что я бывший мент и меня сначала посадили в общую, но когда я им сам объяснил, меня посадили отдельно.
       Извините меня еще раз, если сможете, но на тот момент, когда я все совершал, я ни о чем не думал, мной что-то управляло, я все начал осознавать только через полтора — два дня, и то с трудом, что я натворил.
       13.02.02
       Сын Андрей».

       
       
Есть в судебной психиатрии такой термин: «состояние аффекта». Это когда доведенный до самой крайней степени негодования человек уже не понимает, что именно делает с обидчиками. Примеры, приведенные в соответствующем учебнике, точно соответствуют всем перипетиям истории младшего сержанта Растегаева. Правда, психиатрическая экспертиза решила иначе. Не тот случай. Вот если бы Андрей кого-нибудь в Чечне пристрелил, тогда другое дело. Но Чукотка – не Чечня, а Растегаев – не Буданов.
       Сегодня Андрей находится в следственном изоляторе и ждет суда. Статья очень серьезная – по ней можно получить пожизненное заключение. Это если без учета состояния аффекта. А с учетом было бы «от трех до пяти». Мама Растегаева, Минлегузалия Давлетгареевна, пытается найти правду в кабинетах высоких чинов военной прокуратуры. Пока – напрасно. Формулировка психиатров звучит приговором: «состояние, не дошедшее до состояния аффекта»…
       
       Пункт назначения
       Призывники бегут. В подполье уходят те, кому не хватило знаний для учебы, денег — на выкуп, изощренности — на симуляцию «нужного» диагноза. Точное количество сбежавших не знает никто: данные Военной прокуратуры закрыты. Приблизительную статистику ведет Союз комитетов солдатских матерей. Вот цифры: начиная с января 2002 года к юристам союза за помощью обратились 853 дезертира. Причины побегов из года в год остаются те же. 134 человека сбежали из-за побоев, двенадцать – после пыток. Другие не выдержали «обычного» армейского издевательства. Нескольким солдатам грозили изнасилованием. «Новая газета» уже писала год назад о причинах массовых побегов в статье «Пять полков дезертиров». С тех пор не изменилось ничего – включая количество сбежавших.
       В Союзе комитетов солдатских матерей на стене висит короткое, но страшное по смыслу объявление: «Возвращение в родную часть — это дорога на кладбище». На столах – сотни папок с учетными карточками обратившихся сюда призывников и отписками военных.
       Делом младшего сержанта Растегаева занимается Лидия Никова. Случай этот, по ее словам, можно считать рядовым.
       — Количество побегов не меняется. Считайте сами: к нам за год обращаются около трех тысяч человек. И в региональные отделения Союза комитетов солдатских матерей приходят еще около двух тысяч беглых солдат. Всего пять тысяч – но это только верхушка айсберга.
       О многих побегах командование попросту не сообщает. К примеру, если солдат отсутствует в части менее двух суток, об этом знает только его командир. Иногда родители сами отправляют сбежавших сыновей обратно в часть, обрекая их на еще большие издевательства. А газеты пишут только о громких случаях – таких, к примеру, как с Андреем Растегаевым.
       Причина трагедии Растегаева типична. Нельзя день за днем ТАК издеваться над человеком. А довести можно каждого. К нам обращались солдаты, которых пытали электричеством, обливали на морозе ледяной водой, душили полиэтиленовыми пакетами. Решиться на побег может не каждый – солдат еще до присяги предупреждают об уголовной ответственности за оставление части. Поэтому если вчерашний призывник дезертирует — значит, повод для этого был более чем серьезен.
       
       Сергей Михалыч, Павел ВОЛОШИН, Инна ДРАНДИНА
       
24.06.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 44
24 июня 2002 г.

Обстоятельства
Маленькие неприятности, кажется, закончились. «Межпромбанк» отозвал исполнительный лист о взыскании штрафа с «Новой газеты»
Что стоит за покушением на Иосифа Орджоникидзе?
Правители и заложники
Подробности
Лукашенко не хочет быть субъектом
Приговор Анатолию Быкову: «Вышка» условно
Фракция электрошокеров. Реформа энергетики натолкнулась на высокое напряжение
Невменяемые герои
«Тушите свет!»
Государство встало к лесу передом
Наши даты
19 июля трагически погиб кинодраматург Анатолий Гребнев
Реакция
Расследование нашего обозревателя принято к рассмотрению Комиссией Госдумы РФ
Возвращаясь к напечатанному
Отделение связи
Главному редактору «Новой газеты»
Отдельный разговор
Сбежавший полк
Хроника побегов: 2002 год
А вы выдержите 114 суток в карауле?
Дума приняла самый жесткий вариант закона об альтернативной службе
Альтернативы больше нет. Дума поставила крест на эксперименте в Нижнем Новгороде
Кто спасет Андрея Доценко?
Власть и люди
Бардак высокого напряжения. Район ждет, когда у начальства закончатся разборки
Расплата по чужому счету
Власть и деньги
«Бородинская» битва можайского прокурора
Точка зрения
Людмила Нарусова: Вдова Собчака для меня - высшая должность!
Новости компаний
Бизнес по-русски: обман кредиторов и акционеров
Четвертая власть
Пресса в товарном виде. Индустриализация в эпоху рыночных реформ
Мир и мы
Как объяснить швейцарскому прокурору необходимость взятки?
Санкт-Петербург
Историческая закулиса
Отпетые мошенники от образования
Строителя подвел диплом
Ледяное спокойствие «Магдалены»
Китайская рулетка любви
Дети улиц ждут зачистки
Чебурашка и стриптизерши
Прежних соратников не бывает?
Спорт
Юрий Севидов: Романцева подставили свои же игроки
Мир посажен на игру. Обзор матчей 1/8 финала чемпионата мира
Москва - Нью-Йорк. Пока 1:0?
Телеревизор
Тринадцать дней без Набутова
Можно купить телеканал. Но нельзя купить телезрителей
Вольная тема
А пробежаться бы мелом по доске…
Сюжеты
Бабушка российского курсанта. Интервью с самым заинтересованным зрителем
Записки с колес. Турист номер два в Турции - русский
Анастасия № 36. Дочь русского императора воскресла. Но, кажется, в последний раз…
Кинобудка
Аффект скрытой камеры. Куда движется документальное кино?
Фестивалю нечего терять, кроме своих цепей?
Гамбургский счет вне конкурса
Театральный бинокль
Театр военных действий абсурда
Игра для двоих: Ахеджаковой и Гвоздицкого
Сектор глаза
Красный дом среди зеленых деревьев
Культурный слой
Тофик Шахвердиев снял фильм о каталонском зодчем

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100