NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАРОД, ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ ВЛАСТИ
Что надо помнить, чтобы жить
       
Фото Игоря Шумейко
   
       
В этой рубрике будет то, что не отмечено в календарях. Постоянные ведущие «Геймназии» — «знатоки» Деркач и Быков — готовят свои особо важные даты. Образование Главлита. Утеря секрета засолки нежинских огурцов. Юбилей граненого стакана. Первый «Запорожец».
       Ведущие журналисты и авторы «Новой газеты» исследуют темы нашего параллельного календаря. Сегодня Игорь Шумейко рассказывает об окончании строительства канала имени Москвы.
       В следующий понедельник: бывший командующий Черноморским флотом Игорь Касатонов — о передаче ЧФ Украине. От первого лица...
       
       
У трагедий тоже есть свои юбилеи. В этом году все репрессированное человечество отметило 65-летие тридцать седьмого года. (Может быть, в честь этого юбилея особенно эффектно выстраивалась упругая вертикаль власти.)
       65 лет отметил в этом году и канал имени Москвы, соединивший столицу с великой русской рекой Волгой (бывшей Итиль).
       В хорошо сжатые тов. Сталиным сроки канал построил Дмитлаг — важнейшее подразделение ГУЛАГа. Ныне это величайшее произведение подневольного труда принадлежит Министерству речного флота.
       А память о Дмитлаге принадлежит всему российскому народу, некогда принадлежавшему власти. Видимо, человечество еще долго будет ждать время, когда власть будет принадлежать народу. Но что бывает с людьми, ставшими собственностью государства, надо помнить всегда.
       Особенно при реставрации вертикалей.
       Историк Николай Алексеевич ФЕДОРОВ написал интересную книгу «Была ли тачка у министра?». В ней он восстанавливает не только события той кровавой стройки, но и имена людей, буквально зубами выгрызших канал. Пусть каждый глоток воды напоминает вам тот 37-й. И тех людей
       
       Министру нужна гибкая спина, а не гибкий ум
       Николай Виссарионович Некрасов, профессор, депутат Государственной Думы от Партии народной свободы (кадеты). Во Временном правительстве был министром путей сообщения и товарищем председателя (ныне это называется вице-премьер). А еще по совместительству и «серым кардиналом правительства».
       Милюков, наблюдая за работой своих коллег, замечает: «Некрасов, конечно, умнее Керенского… слишком умен». Но когда это замечает и сам Керенский, то отправляет Некрасова в почетную ссылку — генерал-губернатором Финляндии. Из Гельсингфорса Некрасов возвращается с планом государственного переустройства Российской конфедерации, планом, «обкатанным» на упрямых финнах. Он прибывает в Петроград, но как раз в эту ночь там и произошло то… о необходимости чего все время говорили большевики. Николай Виссарионович решает остаться в стране любой ценой.
       Несколько коллег-министров уже убиты. Он меняет фамилию на Голгофский (тонкий юмор Николая Некрасова, сына священника, оказался пророческим — он предсказал свою судьбу)… Через четыре года в Казани поймали государственного служащего — подозрительно образованного, умного, должно быть, «из бывших». Действительно, знать десять иностранных языков — это слишком даже для завотделом Казанской потребкооперации…
       Некрасову «шьют» покушение на жизнь товарища Ленина. Возможно, повлияло просто временное совпадение некрасовского генерал-губернаторства и ленинского выезда в Разлив.
       Разоблаченного «Голгофского» доставляют в кабинет его несостоявшейся жертвы. Беседа, наверно, была в стиле «Кремлевских курантов». Известны слова «чудом спасшегося» вождя: «Некрасов умный, он будет работать с нами».
       Он становится начальником отдела Центросоюза (его в Казани, кроме десяти иностранных языков, как раз и выдали опубликованные труды по кооперации). В эпоху великих строек ему снова прикручивают судимость, и в Дмитлаг Некрасов попадает в качестве заключенного. Хотя (зыбки тогда были границы между волей и неволей) как ценнейшему специалисту ему выделяют отдельный дом, персональную машину и водителя. За досрочный пуск канала Москва—Волга Николая Некрасова освобождают, дают орден Трудового Красного Знамени и перебрасывают на строительство волжских гидроузлов.
       Ввиду приближающейся войны строительство Куйбышевской ГЭС сворачивается. Металл — на танки, а что делать с ненужным на этот момент гидростроителем, бывшим министром Некрасовым? А дело о покушении на вождя? И Некрасова-Голгофского расстреляли.
       
       Идеи максизма побеждают
       Макс Авельевич Кюсс, «одесской национальности». Военным дирижером был и до революции. Рисуя эту эпоху, редкий, к примеру, режиссер сможет обойтись без такой детали: духовой оркестр военных или пожарников в городском саду. Вальсы, вальсы. Не знаю, что именно выудит из музыкальных фондов этот воображаемый режиссер для звукового сопровождения своего фильма — но теория вероятности подсказывает: скорее всего, это будет вальс Макса Кюсса.
       Он создал их десятки, может, даже сотни. Но… Рестораны, женщины, карты, долги — и приходилось свои творения продавать, отпуская в «анонимное плавание». Вальсы получали нового, раскошелившегося «автора». Однажды Кюсс проиграл целый ящик нот…
       Друзья помогли пережить эту потерю, отправили его на Дальний Восток. Вальс «Амурские волны» он посвятил жене своего нового командира, в которую он влюбился совсем по-старому. «Плавно Амур свои волны несет…». Это уже творение из серии «рукописи не горят». И добавим: не продаются, не теряются, не проигрываются в карты…
       Далее в жизнеописание Макса Кюсса просится еще штамп: «…даже революция бессильна перед такими характерами»… Как бы то ни было, но вот — двадцатые годы. Он — капельмейстер военного оркестра Кремля. Нынче, в эпоху международных контактов, под этот оркестр встречают иностранных президентов. А тогда? Сложно и представить, одно несомненно: эпоха Макса Кюсса уходила. Его музыка теряет слушателей. Стране нужны марши. Время музыкального размера «три четверти» заканчивалось.
       Его уволили. Но это — тридцатые годы, и увольнение обозначало отнюдь не конец, а только начало скорбного пути по кругам и инстанциям… Друзья помогли опять, и вот вольнонаемный Макс Кюсс в 1934 г. получает оркестр Дмитлага. Оголодавшего, его даже — в видах повышенного жалованья и улучшенного пайка — оформляют вохровцем!
       Видно, и это нужно было пройти «русскому Штраусу».
       Перед войной он вернулся в Одессу, где и был расстрелян немцами.
       
       Да. Были люди
       
БЕСЕДА С АВТОРОМ КНИГИ «БЫЛА ЛИ ТАЧКА У МИНИСТРА?»
       — В вашей книге особенно поразила одна личность — Евгений Вашков. Это просто самоцвет из дмитлаговской россыпи. Откуда он?
       — Отец его был московский журналист, упомянут Гиляровским: «Пришел Иван Вашков. Все пропил, голоден, раздет, попросил аванс. Одели, накормили».
       — А сын его, поэт Евгений Иванович, он освоил этот уникальный жанр — литературная мистификация — еще до революции?
       — И по самой высшей пробе. Пушкин «Новое, неизвестное посвящение Керн». Жанр знаменитый. Начиная от «попадания» самого Пушкина, клюнувшего и переведшего «Песни южных славян» Проспера Мериме… Но тут, кроме техники исполнения, еще важно, как это вбрасывается…
       По той легенде Вашков — сотрудник Румянцевской (в будущем Ленинской) библиотеки и т.д. Стихотворение в 1900 году опубликовала «Русская мысль». Масса споров.
       — Ну а какова судьба Евгения Ивановича после череды известных событий?
       — Сначала обрыв. Потом, в годы нэпа, Вашков выслан в Иваново, где жил, умеренно обирая местное население.
       — Как я понимаю, он чурался сугубого криминала. Действовал примерно по схемам Остапа Бендера?
       — Да.
       — И в «перековку» на Дмитлаг попал за это?
       — Он, конечно, постарше Остапа был, но характер вполне тот. Еще в 1929 году написал в тогдашний журнал «30 дней» письмо. Приобрел, мол, блокнот купца Федора Семыкина. Там среди хозяйственных записей вроде «…пришли сильные грозы, сено подорожало» встретились поэтические фрагменты. Неизвестный Некрасов.
       — Вы сами видели этот «вещдок»?
       — Конечно. Листал. Малиновая такая обложка. Вашков продал его Демьяну Бедному за 250 рублей.
       — Высокий класс!
       (Читателям поясним. Демьян Бедный — это псевдоним Ефима Придворова, главного поэта. За которым на тот момент уже пять лет стоял город его имени — Беднодемьянск, бывший Спасск Пензенской губернии. И «впарить» что-то Придворову насчет поэзии — это примерно как дополнить или поправить Джугашвили насчет обострения классовой борьбы.)
       — И демьянобедновский комментарий об историчности момента… Итак, главная газета страны дала почин…
       — Разумеется, подключились и прочие. В «Известиях» была статья. Специалисты разделились. Сомневающиеся довольно быстро попали в троцкисты. Демьян развернул кампанию за включение «Светочей» в Полное собрание сочинений Некрасова. Но заведовавший этим Чуковский был против. Подключилась экспертиза и… Вывод: бумага блокнота — действительно XIX век. Но чернила — определенно XX. Календарик там вставной был, слово «вторник» — без буквы «ъ». И графологи установили, что почерк выдает сильное напряжение при написании всех этих букв, отмененных по реформе XX века.
       В Дмитлаге Вашков работал в агитбригаде. Освободился в 36-м году. Пытался пробить сценарий о Каналстрое. Я читал его, наивно очень. Надо учесть, что Евгений Вашков тогда совсем уже старенький был. Вскоре и умер. Но перед смертью попробовал еще раз. «Неизвестное стихотворение Маяковского»…
       — Гениально! Это вечные характеры! Человек XIX века пишет по-маяковски! На мой сугубо личный взгляд, это интереснее, чем половина продукции собственного «горлана-главаря». Представляете, Некрасов (а Вашков-то — уже акцептованный Некрасов) пишет поэму «Хорошо!». Как окончание поэмы «Кому на Руси жить…».
       — Сохранился портрет — Вашков в шляпе, почти невидимка. Кстати, и та история с некрасовской поэмой еще не скоро затихла. Сделавшие ставку на тот текст писали потом и сыну Вашкова.
       
       Игорь ШУМЕЙКО
       
26.08.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 62
26 августа 2002 г.

Обстоятельства
Путин и Ким Чен Ир «разминируют» границу
Чисто конкретное политическое убийство
Российский МИД бдительно не допустил Далай-ламу в Россию, чтобы не огорчить китайцев
Что шахтеры хотят от президента?
Подробности
Как спасли Лубянку
Неизвестные российские самолеты отбомбились по Грузии
Расследования
Спецслужба золотому тельцу. Часть II. Руководящая роль сотрудников ФСБ в дележе собственности (в эпизодах и массовых сценах)
Специальный репортаж
Дело о $400 млрд. Портрет российской коррупции
Болевая точка
Взорванная разведка. Провокация во имя Родины
Ахмед Закаев: Беда россиян сегодня - им не хочется знать правду
Комментарий Ивана Рыбкина
Пришло время для принятия политического решения по вопросу войны в Чечне
Общество
Найдена альтернатива армии. Это - тюрьма
Милосердие
Страны, как друзья. Познаются в беде
Спасите ребенка!!!
Люди
Московский таксист Сергей Купцов: сам себе командир
Власть и люди
Чиновники без границ. Региональное начальство швартуется в Европе
Только бурку казаку. И папаху. А больше ничего
Московский наблюдатель
Власти Москвы закрыли вьетнамский рынок «Салют-3»
Новости компаний
Долевое участие в чужом кошельке. «ЛУКОЙЛ» готовит к продаже пакет акций государства
Навстречу выборам
Будущий победитель красноярских выборов должен иметь надежные финансово- промышленные тылы
Идя на выборы, - не затыкай фонтан
После выборов
Первый парень в нашей деревне. Потому что единственный и повторимый
Геополитика
Российско- белорусский союз не состоялся. Это вызвало восторг у его сторонников
В Украине происходит совсем не то, что на Украине. Личные заметки Леси Орловой к Дню независимости
Санкт-Петербург
Рок-н-ролл жив, а гимн уже нет?
Куда уходит лето?
Алюминиевый курорт
Где деньги, Зин? А на бензин!
Писатель уходит в вечность
А город подумал…
Бюджет идет впереди выборов
Образование
Деньги на посевную разумного, доброго, вечного
За рулем
«Хаммер»-«козел» по кличке «Тигр»
Спорт
Криминальная версия ухода из «Спартака» самого перспективного футболиста России
Елена Матвеева: Тайванчик и Анисина - это не пара
С годами звезды становятся доступнее. 30-летию хоккейной суперсерии Канада - СССР посвящается
Из первых уст. Интервью с Виктором Кузькиным
Зажги глаза и увидишь победу
Телеревизор
Террористы и дипломаты - герои нашего телевизионного времени
Вольная тема
Народ, принадлежащий власти. 65-летию канала им. Москвы посвящается
Сюжеты
Проводник в никуда. По телефону доверия звонят те, кому не доверяют
Красная бурда
Как Путин ездил в Скипидарск
Театральный бинокль
Иосиф Райхельгауз: Волна мюзиклов накрывает нас вслед за волной антреприз
Сектор глаза
Маленький человек в натуральную величину
Бисеребреницы

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100