NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Юлий ДУБОВ:
Я ОКАЗАЛСЯ КУСОЧКОМ ЛЕГЕНДЫ
       
Юлий Дубов. (Фото Людмилы Столяренко)
  
       
Мировая премьера фильма Павла Лунгина «Олигарх» по мотивам романа Юлия Дубова «Большая пайка» (сценарий Лунгина, Бородянского, Дубова, продюсер — Сергей Сельянов) уже состоялась на Международном кинофестивале в Локарно. На Выборгском кинофестивале лента была показана вне конкурсной программы. Фильм уже купили Италия и Швейцария, будет показан во Франции — его бюджет наполовину французский. 19 сентября «Олигарх» выходит на российские экраны.
       
       
Экранизация — это всегда немножечко больно. Представьте: вы написали книгу, а режиссер переплавил сюжет и снял фильм. Герои, рожденные исключительно вашим воображением, ходят по экрану, живут своей реальной жизнью. А вы, папа-мама в одном лице, что чувствуете? Душа поет или жаба душит?
       Направляясь к Дубову смотреть фильм, я вынашивала гениальный драматургический замысел: мы сидим и смотрим видеокассету, я наблюдаю его реакции, записываю реплики, вздохи, легендарное «Ай да сукин сын!»...
       Но Юлий Анатольевич ничего пушкинского себе не позволил.
       Включив видеомагнитофон, почти равнодушно сказал: «Фильм я уже раз семьдесят видел. Вы посмотрите. А я поработаю». Сел за рабочий стол и под наблюдением металлического Ленина углубился в дела.
       Мой сюжет трещал по швам...
       ...Но начался play. Вот сообщили о взрыве «Мерседеса» с главным героем фильма Платоном Маковским. Вот его похороны. Вот тротиловая бомба в пустом гробу. Вот «флэшбэки» из его прошлой жизни — «крестный путь» в олигархи: веники вяжет, соблазняет чужую жену, красит и продает джинсы...
       Дубов звонит, что-то пишет, перекладывает бумаги на столе. Нет-нет — посматривает на экран. Позиция лабораторная: ему меня хорошо видно, мне же его — только с разворотом. Получается, не я, а он наблюдает за мной.
       Но на его месте я бы сделала то же самое. Мое открытие: автор смотрит фильм через зрителя. Даже единственного. Даже посвященного. Ведь я и роман читала, и на съемках бывала, и первую версию монтажа видела.
       Кстати, и тогда смотрели его вместе. С той лишь разницей, что Дубов, включая видик, вежливо попросил: «Давайте смотреть молча. Без комментариев». Но уже излучал яркую энергию свершенного. Удовольствие было свежим. Трудноскрываемым. При всей его интеллигентной сдержанности.
       ...Вот платформа с первой партией «Жигулей» для «Инфокара». Конкуренты крушат машины и избивают Платона за несговорчивость. Вот Маша, бывшая любовь будущего олигарха, — уже, кажется, с его сыном. Платон верхом на слоне — подарок ко дню рождения! Тут же — цыгане, артисты и даже симфонический оркестр. Вот самоубийство друга, а вот криминально одаренный кагэбэшник Корецкий, за которым Кремль как за каменной стеной.
       Дубов все чаще поглядывает на экран. Что приятно — и на меня тоже. И правильно: я зритель очень трепетный — и засмеяться, и слезы пролить могу. Хотя, признаться, кинематографический «опыт» мешает.
       Видела съемки: ночь напролет, на силе воли и терпении, с прогонами и дублями, с дымящимся кофе — чтоб не уснуть... Помню красные глаза Лунгина, уставших Платона—Машкова и Ларри—Учанеишвили, из неведомых запасов достающих энергию, чтобы «держать нерв» мизансцен, чтобы получились и «экшн», и «драйв», без чего кино — не кино... Тяжкое дело.
       Этот «опыт» чуть мешает быть просто зрителем.
       Вдруг Дубов: «Как вам Ларри?». Дождалась! Наконец выдает себя — значит, Ларри нравится. Левани Учанеишвили действительно хорош. Грузинский акцент, глаза сверкают, ну вылитый Сталин. Спрашиваю: «Совпал с книжным образом?» — «Абсолютно точно!»
       Дубов выходит-заходит. Потом садится за стол и уже до конца фильма не отрывается от экрана. Целиком «проваливается» в телевизор. В семьдесят первый раз.
       Думаю: столько раз смотрят только хорошее кино. Или свое тоже?
       ...Маковский матереет от кадра к кадру. Вот купил телеканал, чтоб двигать в президенты своего губернатора, вот Кремль выламывает руки — требует свой денежный кусок. Вот получает пулю в лоб бывший друг Платона — Марк. Сюжет набирает динамику — полилась кровь, звереют нравы.
       И Дубов, и я — там, внутри экрана. В таком напряжении как-то само молчится.
       ...Крупным планом — окровавленное лицо избитого Платона. Кровавыми же буквами, как приговор, как печать прямо по лицу — слово: «Олигарх». Название фильма. Вот он, главный кадр, корень всего сюжета: олигарх родился! Перерождение героя. Он понимает: борьба — смертельная. За власть, за деньги, за свободу. Машков командует: «В Москву!». Успеваю подумать: «А безопаснее — за границу».
       Гаснет экран. Конец.
       Дубов вопросительно смотрит на меня. Я опережаю:
       — Вам фильм нравится?
       — Конечно!
       — Дорога от романа к сценарию — это эволюция, ампутация или что?
       — Сценарии — специальная работа. Этому надо учиться. Абсолютно ясно это усвоил после того, как шесть раз переписывал сценарий фильма, и все шесть вариантов Лунгин выбросил в корзину. Читал и сразу выкидывал. А когда понял, что я совершенно безнадежен, позвал специалиста — Бородянского.
       — Вам досталось от режиссера?
       — Вовсе нет. Лунгин – очень деликатный человек. Поначалу я много советов ему давал. Чего стоили одни только предложения по кастингу! Он отвечал: «Ты знаешь, оч-чень интересно! Я подумаю». И тихо забывал. Потом я поумнел и уже с советами не лез.
       Единственное, что по киношной части режиссер принял, — поместить название фильма «Олигарх» в последнем кадре. Но это было очевидно — в нем смысл фильма. И если бы я еще пару минут помолчал, Лунгин и сам бы это придумал.
       — Может, Павел Семенович не любит, когда идеи приходят в другую голову?
       — Нет. Просто понял, что имеет дело не со специалистом. И правильно! Пусти меня в киношный процесс — я так «наслесарю»! Лунгин — мудрый.
       — Юлий Анатольевич, и все же, говорят, вы продолжение «Большой пайки» пишете? Это вас кто-то сильно мотивировал или чувствуете незаконченность процесса?
       — Ощущаю недосказанность и незавершенность: у книги есть конец, но биография главного героя не реализована.
       — Интересно, что будет дальше с олигархами?
       — Дальше будет интереснее.
       — Вы имеете в виду книгу или реальную жизнь?
       — И то, и другое.
       — Платон останется жив?
       — Он останется жив, но «хеппи-энда» не будет.
       — И все же жуть как любопытно: что чувствует человек, который заварил всю эту кашу?
       — Это на слова не ложится. По одной простой причине: Березовский сделал «ЛогоВАЗ», Лунгин создал легенду об «Инфокаре», а я, как логовазовский человек, оказался кусочком легенды. Дело не в фильме и не в книге. Здесь существенно сильнее ощущения. Как может чувствовать себя человек, оказавшийся кусочком легенды?
       — Я прочла много рецензий умных кинокритиков об «Олигархе». Признавая в Лунгине мастера с уверенной режиссурой, который сделал добротный, дорогостоящий фильм, они все же обвинили фильм в некоторых «грехах». Согласитесь прокомментировать?
       — Давайте!
       — К примеру, пишут, что грубоват стиль, эксплуатируется «русская» тема в угоду западным продюсерам и зрителям...
       — Так ведь Лунгин действительно снял фильм о России! А если бы снял фильм о Нигерии, то его обвинили бы в эксплуатации нигерийской темы? Может быть, имеется в виду то, что в фильме есть элементы шаржа? И замечательно! Но говорить, что эта лента — русская «развесистая клюква», глупо.
       Наоборот, я бы сказал, что фильм сильно заземлен. Мне высказывали мнение, что все происходящее на экране настолько буднично, что зритель просто не понимает, из-за чего, собственно, люди «горло рвут», стреляют, предают и теряют друзей.
       — Говорят, «есть мнение», что западному зрителю вообще непонятно, с чего, собственно, разбогател Маковский. Ну веники вязал, ну джинсы красил, ну машинами торговал.
       — А как вы думаете, российскому гражданину понятно, с чего вдруг в стране появились богатые?
       — Ну так ответ очевиден: от совершенно несправедливого дележа государственной собственности.
       — Считайте, что это и есть ответ на вопрос. Вам нужно показывать, как собственность делили? Трудное занятие! В отличие от западного зрителя мы еще не забыли, как это было. А они уже не помнят. Пусть смотрят вестерн с Джоном Уэйном.
       — Меня смутила одна мизансцена, когда в кремлевском кабинете чекист Корецкий говорит Маковскому: «Чтобы завтра 10 миллионов долларов лежали на этом столе!». А тот беседу на кассету записал. Разве может так примитивно работать кагэбэшник? И где — в Кремле?! Ведь все прослушивается…
       — Вот чем замечательна наша страна — так это тем, что у нас каждый точно знает, что в Кремле все прослушивается и всю важную информацию сообщают друг другу на бумажке. Потом бумажка, если не съедается, то сжигается, а пепел спускается в шредер. Это потрясающе! Как должно быть устроено государство, чтобы каждый в этом разбирался!
       — Вы преувеличиваете. Просто предусмотрительность — школьный курс основ безопасности жизни. К тому же к кассете привязывается дальнейший сюжет — Корецкого ею шантажирует следователь.
       — Согласен. В жизни так не бывает. Это — кино. Мы так детально не продумывали сценарий. Но если уж быть совсем точным, на такую встречу в Кремль невозможно пройти ни с магнитофоном, ни с телефоном — только почти голым и с поднятыми руками. К тому же — знаете, как выглядит миллион долларов наличными?
       — Увы, нет.
       — Это очень плотно утрамбованный чемоданчик толщиной с ладонь, высотой в полметра и длиной в стандартный атташе-кейс. Вы представляете, что такое пронести десять таких чемоданов в Кремль? Их можно привезти только на каталке. И поднять нельзя — тяжело.
       — А вы видели такой чемоданчик?
       — Я любознательный человек. Видел, как выглядит пачка из десяти тысяч долларов. Вы тоже видели: в фильме ее цыганам за выступление давали. Один миллион — это сто таких пачек. В деталях можно утонуть.
       — Лунгин в интервью часто ссылается на ленту Орсона Уэллса «Господин Кейн» – о газетном олигархе, прототипом которого был знаменитый Херст. Последние слова умирающего Кейна: «Розовый бутон». Оказывается, такая надпись была на деревянных санках, на которых он любил кататься в детстве. Понимаешь, что и у олигархов остается что-то человеческое, и у них болят зубы и живот, им дороги простые вещи. А ваш Платон — человек в железном панцире. Нет опустошения от борьбы, не получается подлинный трагический герой. Из-за недосказанности истории?
       — Аналогия с «Господином Кейном» чисто технологическая, по конструкции. «Олигарх» — конечно же, не ремейк фильма Уэллса. У него показан конец олигарха, а у Лунгина — его рождение. Тот человек, которого мы видим в течение двух часов, — не олигарх. Олигарх — это последние пять секунд фильма: человек, потерявший друзей, любовь, убивший врагов, оставшийся один, посидевший на собственной могиле.
       Именно в эти последние секунды он становится олигархом.
       — И все же, на мой женский взгляд, олигарх получился скуповат. Нет набора банальных причуд: любимой женщине не дарит меха и бриллианты. Маловато безумств.
       — Может быть. В книжке этого тоже нет. Вообще, если отвлечься от фильма и говорить о девушках, которые хотят быть любовницами олигархов, они должны знать, что на этом нелегком пути их ждет много разочарований.
       — Ради них не бросают деньги на ветер?
       — Бросают — их. А деньги — невероятно тяжелый хлеб.
       — Понятно, что в фильме борьба идет не просто за деньги, а за власть. Получается, что корень всех зол — Кремль, кремлевская мафия круче всех. Вы тоже так думаете?
       — Конечно, нет. И в книге я не про это писал. Думаю, что корень всех зол — сам человек. Особенно когда он решает переделывать мир по своему усмотрению. И строить его под себя. С этого момента он вступает на очень тяжелый и опасный путь. Говорить, что борьба идет исключительно с Кремлем, неправильно. Человек, решивший переделывать мир, затевает очень опасную игру для себя, для всех, для мира.
       — На днях по телевизору режиссер Владимир Соловьев сказал об олигархах: «У нас выживает не сильнейший и умнейший, а злейший». Вы согласны с этим?
       — Броская фраза. К действительности не имеет никакого отношения. Это как если бы я сказал, что выживает умнейший, а не злейший. Эквивалентно — верно и неверно. Выживает только тот, кто хочет выжить. С помощью того, что ему помогает это сделать в данный момент.
       Никогда не выживет человек, который по-настоящему этого не хочет.
       — В конце жизни господин Кейн говорит: «Не будь я так богат, я смог бы стать по-настоящему великим человеком». Все-таки деньги – не замена самореализации?
       — Нет, конечно. Деньги вообще ничего не заменяют. Деньги — некая возможность чем-то управлять. Больше ничего. Вы получаете возможность реализовывать некие желания. Желания бывают мелкие и противные: пойти и наесться от пуза. Бывают крупные, злые – всякие. Что реализует человек — зависит только от него.
       — Чуть не забыла про главный вопрос: понравился ли вам олигарх в образе Машкова?
       — Володя Машков — гениальный актер, с невероятной энергетикой. Он очень хорошо держит роль. Я перестал отличать Платона от Машкова.
       Вообще Лунгин сделал блестящую вещь. В книге Платон был одноплановым — появлялся и исчезал. Совершенно намеренно я ни разу не пытался влезть в его внутреннюю сущность. Он был таким явлением, вокруг которого накручивались события. Лунгин же взял и сделал Платона основным стержнем фильма и показал развитие его характера. Будто камера изучает его со всех сторон: сверху, снизу, на расстоянии, сбоку...
       — Пусть реальный Лунгин вас не допускает в киношную кухню. Но представьте: Лунгин — это я. И прошу вас сделать рекламный ролик к фильму — как квинтэссенцию олигархического образа.
       — За доверие – спасибо. Сейчас, кажется, «нарезка» в моде? Пожалуйста! Всего несколько фрагментов-фраз.
       Первый – губернатор Ломов у бильярдного стола: «С тобой, Платоша, дерьмо хорошо есть — сам все сожрешь, никому не оставишь».
       Второй – Ларри — следователю Шмакову: «Все равно вы не поймете Платона. Знаете, почему? Потому что он был гений».
       Третий — бывший афганец полковник Беленький: «Ну фо-о-о-кусник... Я, правда, ни х... не понял».
       И последний — Платон в парижском замке с трубкой: «Высылай за мной самолет. Я возвращаюсь!».
       
       Людмила СТОЛЯРЕНКО
       
09.09.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 66
9 сентября 2002 г.

Обстоятельства
Кто летает над Грузией? Тайная война начальника Генштаба
Субъективные заметки по поводу Года Украины в России
Автомат «хозяйственно-бытового назначения» едва не привел к трагедии
Подробности
До начала войны в Ираке 7 дней?
Генпрокурор Устинов презентовал свою «белую книгу о черном»
Как молодежное «ЯБЛОКО» поборолось с «белым расизмом»
«Тушите свет!»
Чтобы попасть в Европу, надо поднять зарплаты и окурки
Реакция
Олимпийский комитет России отчитывается о своей финансовой деятельности
Отделение связи
Оставайтесь жесткими, но будьте добрее
Анонс
Наказывают ли на флоте за глупость?
Тайная вечеря
Расследования
Кем конкретно продается славянский шкаф и что в нем лежит?
Еще не свет, но легкий проблеск
Если бы прокуроров судили невинные…
Специальный репортаж
Из 119 погибших в «МИ-26» жетоны имели только единицы
Жертв НКВД расстреливать продолжают до сих пор
Отдельный разговор
Мир после 11.09.2001. Интеллектуальная дуэль к годовщине трагедии в Нью-Йорке
Люди
Сталин под килем «Ледокола»
Власть и люди
Как провожали в отпуск президента России. Он улетел, но обещал вернуться
Московский наблюдатель
Мнение эксперта о бесполезности белых намордников
В Москве стало легче дышать. Помогла крыша
Экономика
Новый вид денег в России - Административная Валюта. Это должен знать каждый олигарх и студент
Точка зрения
Лимон и в Саратове сладким не бывает
Минприроды полезло в трубу
Четвертая власть
За Шаманова в Ульяновске дают срок
Процесс «судьи против СМИ» прошел в Сочи с заметным преимуществом суда
Чугунову переломали руки, чтобы он перестал писать в газету
Геополитика
О чем Михаил Горбачев не сказал на форуме в Йоханнесбурге
Мир и мы
Россия — США: перспективы отношений в контексте борьбы с терроризмом
Санкт-Петербург
Я вам пишу, чего же боле?
Битва при Крюковом канале. Эпизод 3
Крошка, позвони мне на мобильный…
Тушите свет
Технологии
Прыжок без парашюта из космоса. Возможно ли это? Для испытания космической техники Герой России продал дачный участок и машину
Спорт
В отборочном матче чемпионата Европы российские футболисты победили — 4:2
«Дело Сычева». Олигархи против бандитов
Вагиз Хидиятуллин: Российский футбол ожидает анархия
В основной сетке Лиги чемпионов - две российские команды: «Спартак» и «Локомотив»
Телеревизор
Ren TV покажет уникальный реал-лайф-проект «Русское чудо»
Переселение души Масяни из интернета в телеэфир
Библиотека
Тираж книг Донцовой - точный показатель состояния умов нации
Кинобудка
На экраны Америки вышли новые фильмы Мендеса и Спилберга
Юлий Дубов: Я оказался кусочком легенды

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100