NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НЕЛЬЗЯ МОЛЧАТЬ. А ГОВОРИТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ
       
       
Молчание, говорят, знак согласия. Это верно. Отчасти. Не всегда. Вот Пушкин, например, в финале своей трагедии «Борис Годунов» написал: «Народ безмолвствует», то есть молчит народ. Но у Пушкина это никак не похоже на согласие. Это даже вроде сопротивление или, по крайней мере, раздумье.
       Вот и автор этих строк, никак не склонный в силу характера ни к какому сопротивлению, находится все же в состоянии горького раздумья.
       Жизнь идет – Москва сияет. Траур быстро начался и быстро кончился. Все намеченные представления, презентации, юбилеи состоялись. Заметно уменьшилось количество зрителей в театральных залах, это правда. Но там, где с халявой и последующим банкетом, – там даже не уменьшилось. И где особенно весело – так посетителей тоже не убавилось. Можно понять: жалко терять золотые дни жизни, сколько их осталось-то?!
       А вот этот последний вопрос встал как-то особенно конкретно. Стрелка нашего компаса не всегда будет показывать на НОРД-ОСТ, мы движемся, но подводные камни могут оказаться и на других направлениях.
       Беда «Норд-Оста» не ушла. Тысячи родственников и друзей сотен побывавших в ужасном плену – и погибших, и травмированных, и жестоко спасенных – толкутся у запертых дверей больниц, мечутся среди деловитой ежедневности мегаполиса в поисках людей, средств, поддержки, ответов.
       Нельзя сказать, что молчат те, кто должен ответить. Делаются заявления, даются обещания, корректируется курс дальнейших действий. Телевидение раз за разом показывает сам факт нападения на театр. Среди танцующих летчиков с игрушечным оружием — сильный проход героя миманса со смертоубийственным стволом в руках.
       Почти невероятно – все же снималось! Техника позволяет вести непрерывную «многоствольную» съемку разных частей зала. Не ведаю, как на этот раз было в «Шарике», но вообще-то в больших дворцах при многолюдстве в зале и на сцене под прицелом телекамер — и коридоры закулисья, и лестничная клетка. И перед экранчиками, на которых это показывается, сидят дежурные, и постоянная охрана при входе и на всех главных стыках здания. Куда ж смотрели-то? Откуда возникла неучтенная вооруженная массовка в пятьдесят человек?
       И город, и его милиция — в состоянии непрерывного усиленного варианта несения службы. Куда ж смотрели? Говорят: «Понимаете, все это готовилось тайно. Бомбы привозились под видом кислородных баллонов, боевики говорили, что они строительные рабочие. Никогда они не ходили большими группами, а все норовили по два, по три человека. Поэтому и не было заметно. Понимаете?».
       Понимаем. И все-таки недоумеваем: а где же зоркий глаз профессионалов из силовых и секретных служб в мире, в котором бурлит терроризм, в стране, в которой идет война?
       Вот это для начала надо бы признать – война у нас идет. Война. Сколько раз ни заявляли: «Ну вот, теперь все, с сегодняшнего дня – все, нет больше войны, пошла нормальная жизнь с некоторыми трудностями», а она идет. Война.
       И по военному счету положить пятьдесят атакующих, но при этом потерять в два с половиной больше своих – нельзя назвать успехом. Скажут: они же на мирных жителей напали, на ничем не защищенных! То-то и страшно, что оказались эти мирные жители незащищенными.
       И вот две недели миновали с того. Предыдущие дни тоже были страшными. Но все-таки смерть пришла в тот день. И вместе с ней в странном контрасте прозвучали из многих авторитетных уст слова: «Победа!», «Наконец-то в полном взаимодействии сработали все службы!», «Альтернативы не было!». (Ну последнее у нас звучит всегда и по любому поводу.)
       Голоса обрели металлический призвук грозной уверенности в полной своей правоте. К сожалению. Нередко двоились смыслы речей. Сообщалось: «Масхадов — пустая фигура, никем он давно не командует. И потому вести переговоры с ним нельзя». Говорилось: «Все нити ведут к Масхадову. От него исходят приказы. И потому вести переговоры с ним нельзя».
       Ничего не говорилось о том, что за газ был применен, не только любознательным, но и врачам, которым предстояло бороться с отравлением, тоже ничего не говорилось. Потом сказали: «Обычная медицинская анестезия, только в усиленной концентрации». А через короткое время: «Китай крайне интересуется составом примененного газа и по этому поводу даже посылает специалистов». Господа китайцы, вам же русским языком сказали: «Анестезия!». Или китайцы больше нашего знают?
       Ответственное лицо ясно заявляет: «Пропавших без вести нет!». А женщина с фотографией в руках: «Сын пропал. Пошел тогда в этот театр и пропал». Лицо: «Да успокойтесь, пропавших без вести нет!».
       Не всем сумели помочь. Это трагично. Потому что спасатели хотели помочь и рисковали для этого жизнью – об этом тоже не надо забывать. А вот террористам, видимо, помогать выжить и не собирались. Можно понять: вы грозились смертью, получите ее сами!
       Только все-таки торчат в памяти страшные, черные, закутанные фигуры женщин-бомбисток. Лишенные всего и всех, гражданки Российской Федерации, они пришли убивать и гибнуть. Из какого ада они пришли? Кто еще идет оттуда? Чтобы судить об этом, надо бы их судить. Но их нету.
       Видишь сводки социологических опросов, говоришь с хорошими знакомыми, слушаешь разговоры в транспорте – не все, но многие, кажется даже большинство, – за войну. «Надо бить! Надо добить!». «Не о чем говорить! А жертвы… что ж, мы за ценой не постоим. Держава дороже!».
       Может быть, может быть… Только жутковато… Странное у нас сознание. Ведь в глубине души большинство из нас пешехода-то не уважает. Если я в машине еду, то, стало быть, у меня, может, государственное дело, а он чего идет, путь мне пересекает? Небось по своим личным нуждам? Ну и нечего шляться! Уступай дорогу!
       Тревожно, что в большинстве и пешеходы, кажется, за это голосуют. Такие вот особенности национальной демократии.
       
       Сергей ЮРСКИЙ
       
11.11.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 83
11 ноября 2002 г.

Обстоятельства
«Террор-антивихрь». Третью неделю идет эта дикая операция
Масхадов осуждает теракт и требует отдать Басаева под суд
Теперь для Масхадова опаснее его окружение, нежели российские спецслужбы
Как начать переговоры. Светит ли нам беспросветный мир?
Подробности
Прокуратура все ищет Березовского
Этот заразный «человеческий фактор»
Лукашенко обвинил Россию в политическом давлении на Белоруссию
Kavkaz.Org завелся в Украине
Наши даты
Фельетоны Олега Жадана попали в переплет
Отдельный разговор
Григорий Явлинский: Униженные люди не создадут экономику XXI века
Власть и люди
Домовые большой политики
Поморы требуют компенсировать вред, нанесенный запуском ракет
Власть и деньги
Правительство выиграло займ у гражданина
Московский наблюдатель
У экстремистов - свой праздник
Точка зрения
Мародеры
«Миру - мир»? Пройдемте!
Война против свобод. Если бы чеченцев не существовало, их пришлось бы выдумать
Молчать нельзя, а говорить не хочется
Новости компаний
Нашу нефть - немцам?
Четвертая власть
По свободе слова у нас 121-е место
Недостаток информации вреден для здоровья
Друг истины и Платона. Опыты персональной журналистики в подмосковном селе
Навстречу выборам
«Против всех» - пока 5 процентов
Инострания
Чему научит наших либералов поражение американских демократов?
Белые наступают. Турция будет фундаменталистской с оглядкой на военных
Мир и мы
Прокуратура России может проиграть дело боевикам
Пресс-релиз регистрационного бюро Европейского суда по правам человека
Кучма - это не наше и не все. Вопрос о власти в Украине решается вне Украины
Запад отказал Кучме в доме
Образование
Нефть не любит пессимистов, или Как стать Ходорковским
Валентин Берлинский: Надо сохранить культурную среду
Спорт
Илюмжинов остается ферзем
Двадцать два снеговика
Вольная тема
Алла Боссарт. Одиночество близнеца
Сюжеты
Московский ипподорм завален навозом. Нужен? Забирайте
Под созвездием Ильича. 20 лет назад умер Л. И. Брежнев
Свидание
Эдуард Успенский: Повезет - буду делать собственные мультфильмы
Музыкальная жизнь
Концерт «Ленинграда» в Москве отменен
Театральный бинокль
Гости Мейерхольда
«Терроризм». Все это уже взорвалось
Сны мертвых как живые картины
Патетическая симфония для механического пианино
Культурный слой
Борис Пиотровский: Если мы не спасем красоту, то как же она спасет мир?

ГОЛОСУЙ!!!

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100