NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧИЖИК-ПЫЖИК ПРОТИВ НАПЫЖЕННЫХ
       
Самая удачная новая скульптура Питера
  
       
Весной 1918 года в голове вождя мирового пролетариата созрел «План монументальной пропаганды»: улицы и площади Петрограда получили новые рабоче-крестьяно-солдатские имена и украсились памятниками и пламенным революционерам, и подозреваемым в сочувствии им деятелям мировой культуры.
       Сейчас историческая справедливость восстанавливается полным ходом. Город вернулся к дореволюционной топонимике, а идолища изобретателя означенного плана и его соратников отправлены пылиться в запасники музеев...
       
       
Не обходится без курьезов: перед Адмиралтейством вновь установлена копия злополучного бернштамовского Царя-плотника, подаренная нам правительством Нидерландов. Когда большевики в 1919 его демонтировали, больше всех радовались эстеты-мирискусники — долой, дескать, плохое искусство! — но реставраторы России-которую-мы-потеряли, как правило, не в курсе таких подробностей.
       И все-таки художественные идеи Ленина живут и побеждают в умах современных культпросветителей. За последние десять лет колыбель трех революций, как тинейджер прыщами, сплошь покрылась статуями. Городовыми и фотографами, тургеневыми и достоевскими, остапами бендерами и александрами невскими. Не город, а музей городской скульптуры или, вернее, ее кладбище. Потому что вся эта скульптура — мертворожденная.
       Говорят о сохранении и развитии великих художественных традиций, а вспоминается лишь одна и совсем не великая: райкомовский ритуал торжоткрытия наспех состряпанной к сколько-то-летию Октября аллегории чего-нибудь перед кинотеатром в спальном районе.
       Впрочем, все начиналось не так уж плохо. С Михаила Шемякина, художника несколько салонного, но с хорошей репутацией: диссидент, нонконформист и экс-ленинградец. Его Петр I, ныне до блеска отполированный задами фотографирующихся на царских коленях, появился в Петропавловке в 1991 году и вызвал бурю возмущений, но было ясно одно: город с областной судьбой пробудился после застойной спячки к современной художественной жизни.
       Вот бы и продолжать в том же духе. Мало ли у нас талантов? Живет себе в заштатной Америке Константин Симун — автор «Разорванного кольца», может быть, лучшего военного мемориала в России. Разорванная железобетонная арка как символ прорыва блокады — ренессансная простота и выразительность. А если вспомнить, что открыто «Кольцо» в 1966 году, в разгар западного минимализма, то просто диву даешься, как это бдительное идеологическое руководство допустило такое авангардное «безобразие». Но ни Симун, ни кто-либо другой из великих заказов от города не получили…
       Шемякину позволили еще два раза осчастливить родину своими гротескными памятниками (Архитекторам-первостроителям Петербурга и Жертвам политических репрессий) — и на этом городской роман с более-менее актуальным искусством закончился.
       Зато начались междусобойные конкурсы проектов с предсказуемыми победителями, бюджетные финансирования, административные заказы, общественные инициативы и прочие активности. В результате скульптуры пруд пруди, мемориальных досок не счесть. Засорилось городское пространство бронзовыми знаменитостями, тусклыми и невнятными.
       Особенно «повезло» литераторам: Гоголь и Тургенев, Мицкевич и Тарас Шевченко, Достоевский и Есенин, и проч., и проч. — и все за каких-нибудь десять лет. Некоторые персонажи рождают споры. Зачем нам Мицкевич — надменный поляк не любил имперскую столицу?
       Впрочем, о художественном уровне пластики в таких благодатных, с национал-патриотической точки зрения, дискуссиях речь никогда не идет. Чувство материала, представление о монументальности, понимание характера городских ансамблей и прочая ученая ерунда — не выигрышные для пиара темы. Да и возмущаться как-то не принято: вы что, против Гоголя? Да нет же, «за», только за другого. Хотя бы за такого, которого бы детишки обожали, как клодтовского Крылова в Летнем саду со всеми его мартышками и ослами.
       Последняя затея, открытый конкурс на проект памятника Иосифу Бродскому на Васильевском, может стать хорошей проверкой для местных культуртрегеров: кого они все-таки выберут (в списке прошедших во второй тур конкурса подряд идут такие, мягко говоря, разноплановые имена, как Симун, Гриша Брускин и Церетели).
       Петербург против московской гигантомании: не надо нам церетелиевских колоссов, нам бы — чего поменьше: кошечку на карнизик, собачку во дворик, городового в тупичок. Хорошо бы было, кабы выпускникам художественных вузов позволили скрасить своими работами унылую дворовую жизнь питерских окраин. Однако массированная дислокация всей новой городской скульптуры (добрая половина которой — произведения ректора Института им. Репина г-на Чаркина) близ Невского уподобляет ее валяющемуся на каждом шагу мусору. Должна же быть какая-то эстетическая экология!
       К празднованию 300-летия оскульптуривание набирает обороты. В октябре сего года в знаменитом дворе филфака университета заложили сад скульптуры — давняя городская мечта (художники из группы «Озерки» вот уже несколько лет кряду бьются за свой скульптурный сад в районе Шувалова).
       Мало филфаку тщедушненького Блока в стиле «наш ответ Джакометти» — ему еще десяток подобных изысков подавай. Одно утешение: никто, кроме будущих филологов, любоваться этими красотами не сможет — попасть во внутренний двор без студенческого билета нельзя.
       Со временем памятник обрастает легендами. Любимый петербургский миф — кочующие монументы. Как Медный всадник скачет по улицам Петра творенья, все помнят еще из школьной программы. А памятник Александру III («На площади комод, на комоде — бегемот, на бегемоте — обормот…»), выселенный с революционной площади Восстания, и вправду кочевал с места на место в ожидании постоянной прописки.
       Из всего наследия скульптурного бума девяностых только один «монумент» (самый, между прочим, малоразмерный и малобюджетный) вписался в городскую мифологию: «Чижик-Пыжик» Резо Габриадзе. То ли потому, что сделал его добрый кукольный мастер, то ли потому, что Чижик и сам по себе герой фольклорный.
       Птичка оказалась перелетной: ее периодически воруют, но потом находят или отливают заново — и она всегда возвращается на свое место. К гнездящемуся на Фонтанке Чижику теперь валом валят туристы — монетки бросать: попадешь на «пьедестал-насест» — желание сбудется.
       Недавно городские власти замахнулись на конную статую — священная тема для Петербурга, где раньше было всего четыре всадника. Каждый — или миф, или шедевр, за каждым — роскошный шлейф исторических анекдотов. А вокруг новоотлитого Александра Невского перед Лаврой — равнодушное молчание. Работа никакая — и обсуждать вроде бы нечего.
       Говорят, не так уж и плох Достоевский. Скульптура, конечно, так себе, но как-никак ради нее облагородили замусоренную Владимирскую площадь. Но памятник не повод для благоустройства города. Это по другой смете.
       Памятник — от слова «память», а историческую память не развивают в модных школах быстрого чтения. Памятник в идеале — следствие внутренней необходимости. Жест державной воли, как «Медный всадник», поставленный Екатериной Великой в знак верности курсу Петровских реформ. Выражение народной любви, как петербургский вариант опекушинского Пушкина, установленный на средства города.
       В Петербурге работали великие — Растрелли-отец и Фальконе, Козловский и Клодт, Аникушин и Симун. И город имеет право требовать хорошей городской скульптуры — или не надо никакой! Не пора ли ввести мораторий на монументы?
       
       Анна ТОЛСТОВА, Санкт-Петербург
       
16.12.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 92
16 декабря 2002 г.

Обстоятельства
Распродажа молекул в особо крупных размерах
Страна непуганых олигархов. Что доказала катастрофа танкера «Престиж»?
Судимость как форма политического контроля
Подробности
Депутат Быков — срок годности не истек
С «елочным браконьерством» будут бороться любыми методами
Казахстан создает отряд космонавтов
Наши даты
Николай Николаевич чудотворец. К 80-летию Н. Н. Озерова
Отделение связи
Задело. Ни Сократа, ни барышни
Поворот темы. Интернационалист второго сорта
Расследования
Когда шестерок много, они считают себя силой
Операция «жиртрест». В Нижнем Новгороде украли предприятие
Отдельный разговор
Лохи — наши дела
Соло для «барабана» и кидал. Один день из жизни лохотронщика
Кинешь дочку — где же крыша?
Заправилы. Рассказ очевидца
В Москве — 120 лохотронов
Болевая точка
Черный съезд черного нала. Столичные политтехнологи — на страже гражданской войны в Чечне
Власть и люди
В Татарстане кропотливо создается культ Шаймиева
Конституция «для чайников»
Армянский след за президентом Азербайджана
Власть
Мы вернулись в брежневскую практику разрешенной коррупции
Власть и деньги
Инструкция по уничтожению промышленности в отдельно взятом субъекте РФ
Мусорный ветер и ветви власти
Московский наблюдатель
Остановки «Дворец правосудия» в Москве больше нет
Экономика
Чем больше льгот продоставляли короли банкирам, тем меньше денег оставалось в королевстве
Дырка от скважины. Почему опасно вкладывать деньги в российскую экономику
Точка зрения
Смертная казнь как женская инициатива
То ли Конституции хочется, то ли севрюжины с хреном
Четвертая власть
Между «до» и «после» введена цензура. Еще раз про захват заложников в «Норд-Осте»
Особый диплом — нашему человеку
Мир и мы
Думцы озабочены здоровьем Милошевича
К НАТО мы «спокойно-негативны»
Регионы
Студенты изгоняют «оккупантов»
Страна уголков
Рай.больница — зеркало русской провинции
Морозы в Якутии достигли 60-градусной отметки
Образование
Интеллект как уставный капитал
Технологии
Сексуально озабоченным. Дешево!
Интернет
Внутри Вавилонской башни есть Вавилонская библиотека
Спорт
«Локомотив» закрыл футбольный сезон ничьей на самом респектабельном стадионе Европы
Душан Ивкович — югославский «генерал» в Российской армии
Откроем пиво клюшкой?
Телеревизор
Мочить в «Постскриптуме». Жириновский как «оно» политической элиты
Вольная тема
Мы одной крови, хотя анализы разные
В тени кинотеатра «Россия»
Сюжеты
Доля шутки. Веселье - это тяжелая работа
Библиотека
«Вавилон и Иерусалим». С кем Россия?
Кинобудка
Второй шанс на первую любовь. Совсем другой «Солярис»
Подведены итоги 3-го конкурса неигрового кино «Лавровая ветвь»
Театральный бинокль
Кащей портит сводки Госкомстата
Сектор глаза
Политехнический музей пошел на «Риск»
Культурный слой
Чижик-Пыжик против напыженных

ГОЛОСУЙ!!!

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100