NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Маргарет ТЭТЧЕР
НИКОГДА И НАВСЕГДА
Что не надо делать, чтобы стать Великой

       
       
Маргарет Тэтчер — женщина-прилагательное. Каких только эпитетов не толпилось около ее имени! Тэтчер называли «самой сильной женщиной Европы», «великим премьер-министром и великой женщиной», «ведьмой, которая может перевернуть все вверх дном», «тормозом для Европы», «самым сильным мужчиной в НАТО», «лучшим — и единственным! — мужчиной в британском кабинете», «железным мужчиной» и «железной леди». А в 80-е годы прозвучала даже такая фраза: «Великобритания обладает двумя сокровищами, одно из них — нефть, другое — Маргарет Тэтчер».
       В России начальника страны, пока тот при должности, превозносят. А после отставки — ненавидят.
       С леди Тэтчер — с точностью до наоборот.
       Двенадцать лет, пока правила, беспрестанно говорили: «Эра Тэтчер кончилась». (Люди любят потанцевать на крышке гроба, причем задолго до того, как человек умер.)
       И вот опять же двенадцать лет, как Маргарет Тэтчер не занимает никакой должности. А ее не забыли. Британия помнит, что именно эта женщина вернула страну в число великих держав.
       
       
А кого больше всех на свете помнит Маргарет Тэтчер? Своего отца. Неустанно повторяет: «Я почти всем обязана своему отцу».
       Алфрид Робертс был сыном сапожника. В 20 лет перебрался в небольшой городок Грэнтам. Там Алфрид стал клерком магазина. И там же встретил будущую жену, портниху Беатрис Стевенсон.
       Алфрид бросил школу в 14 лет, Беатрис — в 12. После женитьбы купили бакалейную лавку и жили в квартире над ней. Здесь и родилась 25 октября 1925 года Маргарет.
       Маргарет — папина дочка. В своих интервью и мемуарах почти не упоминает имени матери или старшей сестры, всё только — отец, отец, отец («Мой отец был очень твердым и решительным человеком», «мой отец — самый активный читатель библиотеки, которого я когда-либо знала…»).
       Но главное: заповеди. Их Маргарет усвоила от отца с детства. Они очень просты. И все начинаются со слова «НИКОГДА».
       Кодового слова для Тэтчер.
       НИКОГДА за всю историю страны женщина не была лидером оппозиции Ее Величества. Первая женщина — премьер-министр не только за всю историю Великобритании, но и за всю историю Европы.
       НИКОГДА и никто в стране не занимал этот пост три раза подряд, и за полтора столетия ни один британский политик не «рулил» страной так долго — почти двенадцать лет. (Даже Черчилль был у власти всего девять лет, и то с большим перерывом.)
       Из заповедей Алфрида Робертса я выбрала четыре. Произвольно, почти наугад. Но в этих заповедях — едва ли не вся жизнь «железной леди», в девичестве Маргарет Хилды Робертс
       
       Заповедь первая:
       «НИКОГДА не переставай работать. Нужно работать, чтобы заработать себе на жизнь»
       Лавка отца была открыта с утра до ночи. Все нешкольное время Маргарет проводила за прилавком. Продавала конфеты и бисквиты. Развешивала масло и отпускала чай. Никаких развлечений. Ни мгновения свободного времени. Ни одного выходного. По воскресеньям — три раза в день церковь (семья была очень набожной) и чтение вслух домашним.
       В семье копили. И Маргарет — тоже. Деньги, которые ей давали на школьные завтраки, сохраняла, чтобы положить в банк. И — НИКОГДА! — даже мысли не было купить себе игрушку или кофточку. Один из биографов напишет: «Не бедностью, а амбициозностью и стремлением к накопительству объясняются действия Тэтчер».
       В первую же ночь, когда станет премьер-министром, Маргарет Тэтчер скажет: «Именно то, чему я научилась в маленьком городке, в очень скромном доме, помогло мне победить на этих выборах».
       Премьер-министром Маргарет Тэтчер работала по двадцать часов в сутки. В шесть утра неизменно слушала новости Би-би-си. На завтрак — стакан сока и кофе. И — на работу.
       Рабочий день часто длился до утра. Выходной — только в воскресенье. И то — иногда. Точнее — очень редко. В отпуске не была ни разу. На пасхальные каникулы 1984 года взяла с собой доклад о планах строительства третьего аэропорта в Лондоне — объемом три тысячи страниц. На Рождество 1986-го изучала доклад о строительстве атомной энергетики.
       Признавалась, что, даже когда ест и спит, думает только о работе. Кстати, о еде. Ела быстро, иногда прямо из банок и пакетов. На официальных переговорах и светских раутах не ела и не пила вообще. (На нашем приеме* на подносы с едой и вином леди Тэтчер даже не взглянула. Только чуть пригубила шампанское.)
       Дважды переживала серьезные операции (глаза и ноги), но уже через несколько дней была на работе. Проповедовала теорию «перманентной работы». Была уверена, что отдых нарушает ритм, расхолаживает.
       На семейную жизнь уходило ровно столько времени, чтобы не забыть, что у нее есть семья. Платон говорил, что каждый человек должен заключать брак, полезный для государства. Помог ли ей брак стать счастливой? Не знаю. Стать премьер-министром помог.
       В 1950 году выходит замуж. Дэнис Тэтчер богат и умен. Его деньги — хороший стартовый капитал в политической карьере Маргарет. Но дальше — быстренько-быстренько, сама-сама...
       …А транжирой так и не стала. Хотя одеться хорошо любит. На нашем приеме была в красивом красном платье (черные пуговицы и черный воротничок). Очень аккуратная прическа. Из украшений — только кольцо.
       Кстати, о кольце. На нашем приеме Андрей Федотов из Якутии рассказывал леди Тэтчер о замечательных якутских алмазах. Она протянула ему свою руку: «У меня ваши камни?». Федотов смиренно и долго разглядывал перстень. И сказал: «У вас, видимо, все же южноафриканские». Она — скромно: «Наверное, вы правы. Да, похоже».
       
       ТЭТЧЕР И ПРЕССА
       Сэр Бернард Ингам все годы премьерства Маргарет Тэтчер был ее пресс-секретарем. Его называли вице-премьером, Распутиным и демоном 70-х годов.
       Сэр Бернард — огромен, рыж и очень весел. О серьезном говорит смеясь. А о смешном — серьезно.
       Мы познакомились семь лет назад. Опять же на семинарах Московской школы политических исследований.
       «Прежде чем я согласился работать с леди Тэтчер, мы встретились. Всего на двадцать минут. Говорила она. Строго и властно. В конце беседы сказала, что не понимает, в чем будет заключаться моя роль. Я не думаю, что через одиннадцать лет совместной работы леди Тэтчер поняла, чем же я занимался. Тем не менее она позволяла мне делать то, что я считал необходимым», — рассказал как-то сэр Бернард.
       А однажды невинно признался: «Ничего плохого на посту пресс-секретаря я не делал. И государственных секретов всего-то без ее ведома рассекретил — ну каких-нибудь пять процентов. Если в своих отношениях с прессой я бывал слишком откровенен, заходил далеко — немедленно ставил в известность об этом премьер-министра. Я говорил: «Леди Тэтчер! Я сказал журналистам то-то и то-то… Надеюсь, это вас радует». Бывало, она после таких признаний скривится или уткнется взглядом в колени — ну что ж… Хотя чаще всего мой босс меня поддерживала».
       И еще сэр Бернард с неподражаемым лицом любит повторять: «Не забывайте: нельзя иметь свободное общество без свободной прессы», — говорила Маргарет Тэтчер сквозь зубы». Именно так: скрипела зубами, но терпела свободную прессу. Никогда не сводила счеты со СМИ. И не обижалась на свою жуткую куклу в очень злой юмористической передаче. Считала, что политики теряют лицо, если показывают, что их задевает, когда над ними смеются.
       Во время нашего визита, когда Лена Немировская представила леди Тэтчер Александра Архангельского: «Это зам главного редактора газеты «Известия», пишет редакционную колонку», — она воскликнула: «Всегда поражалась: новостей нет, в мире ничего не происходит, а передовицы в газетах — каждый день». А одного из нас переспросила: «Вы спичрайтер? Пишете для председателя банка?». Сделала шаг назад, посмотрела торжествующе и гордо выдала: «А я, когда была премьер-министром, писала себе речи сама. У меня никогда не было своего спичрайтера».
       
       Заповедь вторая:
       «НИКОГДА нельзя выходить из себя. Особенно на людях»
       Когда Маргарет Тэтчер была министром образования, газета «Сан» назвала ее «самой непопулярной женщиной Британии». И вот почему.
       Министерству образования уменьшили ассигнования. И леди Тэтчер увеличила на 1/3 стоимость школьных завтраков и ввела плату за молоко, которое раньше детям выдавалось бесплатно. Что сэкономило сумму в 8 млн фунтов стерлингов. Но вызвало бурю в стране. Пресса окрестила Маргарет Тэтчер «похитительницей молока». Родители писали о ее жестокости. Лейбористы называли реакционеркой.
       Когда травля на «похитительницу молока» была в разгаре, Маргарет на людях еще как-то держалась. Но дома… Плакала, рыдала, билась в истерике. И однажды так напугала мужа, что тот, опасаясь за здоровье жены, потребовал даже, чтобы она вообще оставила политику. Однако леди Тэтчер с ситуацией справилась. (Папа сказал бы: молодец, дочка!)
       С тех пор опасность — ее стихия. Как бы ни было трудно, на людях — всегда! — гордое веселое лицо и прямая спина. Как-то сказала: «Никогда не буду оплакивать свою судьбу публично». И — не оплакивала. НИКОГДА.
       Только однажды, когда ее уж очень сильно достали обвинениями в жестокости и неприветливости, позволила себе огрызнуться: «Я полагаю, что люди понимают разницу между сдержанностью и бесчувственностью. Бесчувственные не могут иметь успеха в политике, потому что цель политики, как я ее понимаю, — помогать людям жить лучше».
       Абсолютно бесстрашна. Смело встречалась, с кем хотела, на улицах, в магазинах, на фабриках, хотя в списках на уничтожение Ирландской республиканской армии ее имя стояло на одном из первых мест.
       1986 год. Летит с официальным визитом в Норвегию. Только поднялись в воздух, ей докладывают: «В самолете — бомба. Что будем делать?». Премьер-министр — хладнокровно, спокойно и невозмутимо: «Будем продолжать полет». Тревога оказалась ложной. Но леди Тэтчер, когда отдавала приказ, об этом не знала.
       Кстати, о Северной Ирландии. Несколько раз из-за взрывов, организованных ирландскими республиканцами, леди Тэтчер чуть не погибла. Просто чудом осталась жива. Но приказ бомбить Дублин не отдала. А о первой чеченской войне сказала: «Эта война — трагедия. Гибнет столько невинных людей. Армию можно использовать только в борьбе с внешнем врагом. С помощью бомб вы только учите ненавидеть вас и еще больше сопротивляться».
       
       ТЭТЧЕР И ГОРБАЧЕВ
       Великобритания была первой некоммунистической страной, которую посетил Горбачев по приглашению леди Тэтчер. Она его выбрала, лично отметила. После первой же встречи (когда Горбачев еще был просто секретарем ЦК КПСС по сельскому хозяйству, не первым, не вторым и даже не третьим человеком в советском государстве) Маргарет Тэтчер сказала Рональду Рейгану и другим западным лидерам: «С ним можно иметь дело. Мы поладили».
       12 марта 1985 года примчалась на похороны Черненко. Была возбуждена. С Горбачевым проговорила целый час (по протоколу это очень много). И далее все их личные встречи длились по два, три, четыре, восемь часов подряд. Как-то призналась: «НИКОГДА и ни с кем я не имела такие долгие беседы». При том, что была очень скупа на похвалу, говорила о Горбачеве: «Он сильная личность, себя я тоже отношу к сильным натурам».
       Июль 1990 года. Накануне ее официального визита в Москву Би-би-си задает вопрос: «Не кажется ли вам, что «горбамания» в западной прессе зашла слишком далеко?». Она – очень резко: «Мне не нравится этот термин – «горбамания». Он абсолютно мне не нравится. Я считаю, что президент Горбачев – выдающийся президент и выдающийся человек… Я считаю, что похвалы полностью обоснованны».
       О Гельмуте Коле, к примеру, говорила: «Он – болтун. Любит пустые фразы». О Жискаре д'Эстене: «Он рассматривал политику как вид спорта, которым нужно заниматься на благо народа, но без его участия». О Джулио Андреотти: «Он испытывает огромное отвращение к принципам». Рейгана любила, но очень им командовала.
       А Горбачев — просто нравился… Или не просто.
       
       Заповедь третья:
       «НИКОГДА не говорить о своих провалах и неудачах. Они могут быть. Но говорить о них вслух нельзя»
       Оппозиция часто обвиняла Маргарет Тэтчер в «гипертрофированном желании подчеркивать свою правоту». Она это не отрицала. «Папина дочка» пошла даже дальше заветов отца. Тот просто наказывал не говорить о своих неудачах. Маргарет же до тех пор не признавала своих провалов, пока они — сдавшись! — не превращались в успех или удачный опыт.
       Так было с «тэтчеризмом». Опять же НИКОГДА новому экономическому направлению не присваивалось имя женщины. Что такое «тэтчеризм»? Демократия собственников. Сама леди Тэтчер объясняла: «Я желаю каждому стать капиталистом. Я хочу, чтобы у каждого человека была собственность». И называла свою систему «народным капитализмом».
       Она решила навсегда увести страну «от дрейфа к социализму», создать «государство собственников». И делала это с обычным фанатическим упорством. Это были не просто экономические принципы. Она хотела «изменить душу народа». За этот фанатизм ее даже называли сталинисткой.
       Биограф писал: «Леди Тэтчер не способна к скептицизму. По ее мнению, политика может быть правильной или неправильной». Естественно, свою политику она считала исключительно правильной. И была уверена, что признание ошибок ослабит ее имидж «железной леди», даст британцам основание сомневаться в силе и правоте ее политики.
       Первые годы правления леди Тэтчер были ужасающими. И для нее, и для страны. В 1980 году плата за лекарства увеличилась вдвое, до 1983-го — в шесть раз. Росла безработица. И как! При лейбористах в стране было чуть более миллиона безработных. При Маргарет Тэтчер — сразу же! — цифра приблизилась к трем миллионам. «Безработица — одна из величайших неразрешимых загадок нашего времени», — говорила леди Тэтчер. Ее обвиняли в том, что миллионы англичан не имеют работы. Но у нее была другая арифметика. «Да, один из восьми англичан — безработный, это очень много, но семь из восьми — работают», — настаивала на несравненной своей правоте премьер-министра. И нация не роптала.
       Она могла быть упрямой, жесткой, агрессивной и даже грубой. И была уверена, что имеет на это право. И с Колем, и с Жискаром д'Эстеном разговаривала в манере «школьной наставницы».
       Коля безумно раздражало, что каждое заседание Сообщества превращалось леди Тэтчер в торг, который длился до тех пор, пока она не добивалась своего. Газеты писали: «Тэтчер и Коль ведут свою холодную войну». (А что для Маргарет Тэтчер война? Лишь предвкушение победы!)
       Отношение к коллегам доходило до полной бесцеремонности. Говорили о «ноже в сумочке премьера». Этим «ножом» она расправлялась со всеми из своей администрации, кого не могла назвать «одним из нас». Не-лояльности не прощала НИ-КОГ-ДА.
       За двенадцать лет правления рассталась со всеми своими (двадцатью двумя) министрами. Приглашала к себе и говорила, прямо глядя в глаза: «Я хотела бы видеть на вашем месте другого». Всего перетасовок в кабинете сделала аж 200.
       Газета «Обсервер» писала: «Число жертв среди кабинета Тэтчер напоминает число жертв в пехотном батальоне времен Первой мировой войны. На людях она может, скорбно склонив голову, говорить, что из нее получился бы «плохой палач», но нож в сумочке премьера редко когда отдыхает». А леди Тэтчер это скромно комментировала: «У меня склонность рассматривать события более логично, чем у моих коллег».
       Любила повторять: «Если вы хотите, чтобы что-то было сказано, попросите это сделать мужчину; если хотите, чтобы что-то было сделано, попросите об этом женщину». Или цитировала Софокла: «Когда женщина стала равной мужчине, она обрела превосходство над ним».
       Но за годы правления в ее кабинете появилась всего одна женщина.
       
       ТЭТЧЕР И ЭКОНОМИКА
       При Черчилле британцы считались одной из самых богатых наций. А к концу 70-х годов все изменилось, и Великобритания по доходам на душу населения едва сумела войти в первую двадцатку – девятнадцатой.
       Маргарет Тэтчер говорила, что тогда стоял вопрос не о том, есть ли будущее у Великобритании, а о том, поддается ли она вообще управлению. Леди Тэтчер решила «встряхнуть страну». Только за четыре года (1984—1988) число британцев, владеющих акциями, выросло более чем в три раза. (И это были действительно акции – не наши ваучеры!) Распродажа акций, кроме того что повысила прибыль и снизила себестоимость продукции, еще и приобщила к философии собственности очень многих британцев! (Опять же то, чего не случилось с нами. В России, увы, по-прежнему считают, что стыдно не убивать, а торговать.)
       Инфляция уменьшилась в два-три раза. И более миллиона британцев стали домовладельцами, по призыву леди Тэтчер выкупили муниципальные дома, причем скидки доходили до 60% стоимости.
       Маргарет Тэтчер удалось восстановить репутацию Британии в мире. Через экономику! А не через ядерную угрозу.
       
       Заповедь четвертая:
       «НИКОГДА не следовать за толпой. Не бояться отличаться от толпы. Если необходимо, повести ее за собой»
       Через год после того, как леди Тэтчер возглавила оппозицию, близкий друг и биограф спросил, что она успела переменить в стране за этот год. Она ответила: «Все». Апломб? Но и — правда.
       Ни один британский премьер НИКОГДА не попадал в столько безвыходных — просто аховых ситуаций! — как Маргарет Тэтчер. Но она «вытягивала» любую опасность. Ей было подвластно все, что прежде оказывалось под силу только героям-мужчинам.
       Война с профсоюзами была самая жестокая. Профсоюзы считали себя могущественнее правительства и злоупотребляли своей огромной властью. Премьер-министр была уверена, что профсоюзы (вернее, их боссы) хотят разрушить всю систему свободного предпринимательства и заменить ее другой, централизованной системой. И подчеркивала, что не только крупные, но и мелкие фирмы, от существования которых зависит Британия, разоряются из-за стачек.
       Особое место в политической жизни Маргарет Тэтчер занимает стачка горняков 1984—1985 годов. В войне из-за Фолклендов премьер показала всему миру решительность и военную силу, а в борьбе с горняками — свое умение управлять страной в кризисной ситуации. Она не просто поставила вопрос: «Кто управляет Британией?», но и продемонстрировала, кто в доме хозяин. Чапаев должен быть один.
       Правительство заблаговременно подготовилось к забастовке. Накопило запасы угля для электростанций, создало дополнительные емкости, которые позволили бы в случае необходимости увеличить импорт угля в Британию и т.д. Короче, после почти годовой борьбы забастовка пошла на убыль. Премьер-министр победила. Хребет профсоюзов был сломан.
       Успех — полный. Хотя дался нелегко. В профсоюзах состояли 11 млн британцев. И все они — или почти все — премьер-министра ненавидели.
       Но Маргарет Тэтчер не дрогнула. Ей была чужда сама идея коллектива, толпы. Она отказывала любой толпе в праве правления. В том числе и европейской.
       Европа занимала очень мало места в мыслях Маргарет Тэтчер. Она всегда была против объединения с Европой. Говорила: «Мы в Великобритании не для того успешно ограничивали функции государства, чтобы они были навязаны нам на европейском уровне». Централизация всей европейской власти в Брюсселе? Решения принимаются в брюссельской штаб-квартире ЕЭС? А тэтчеризм и консерватизм английского типа растворятся в общеевропейском потоке? Она и так была уверена, что «Общий рынок» похищает британские деньги…
       Леди Тэтчер не раз советовали стать «хорошим, добрым европейцем». Опросы общественного мнения в 1989 году показали, что трое из четырех британцев были сторонниками объединения Европы. «Большинство британских политиков считают себя инстинктивно «европейцами», леди Тэтчер — нет», — писал журнал «Экономист». Согласно опросу Гэллапа чуть ли не все финансисты и бизнесмены Великобритании поддерживали планы единой валюты в «Общем рынке». А леди Тэтчер сказала: «Пока я жива, евро в Великобритании не будет». И вот вам результат: Тэтчер, слава богу, жива, евро в Великобритании — нет.
       Миттеран, Коль и другие европейские лидеры просто бесились: «Все страны идут в ногу, кроме одной Мэгги». А Мэгги никогда не ходила строем.
       Тэтчеризм обзывали «джунглями» и «самолетом без пилота» и противопоставляли ему «пилотируемую Европу», в которой действуют четкие правила. Маргарет Тэтчер и вправду ненавидела правила. Она доказывала, что расширение интеграции уничтожит британские достижения. К черту правила, если они уничтожают лучшее!
       На нашей встрече Ирина Бусыгина из МГИМО упоминает что-то об объединенной Европе. Леди Тэтчер: «Я — европейка? НИ-КОГ-ДА! Я — антиевропейка! Я всю жизнь с Европой боролась! Что хорошего мы видели от Европы? Она дала нам только национализм, фашизм и коммунизм».
       
       ТЭТЧЕР И ПОЛИТИКИ
       Одного члена нашей делегации леди Тэтчер спросила: «Вы чем занимаетесь?» — «Я политик». — «А что еще умеете? Вот я, например, химик».
       А узнав, что Валерий Сухих (председатель Пермской городской Думы) тоже по образованию химик, обрадовалась: «Знаете, когда я после Оксфорда работала в химлаборатории, мне было очень интересно наблюдать в микроскоп. Капаешь на покровное стекло химикаты и смотришь, как зарождаются кристаллы. Они такие красивые и начинают расти, расти, расти…».
       Леди Тэтчер увлеклась и развела руки в стороны, чтобы показать, как разрастались кристаллы… И, на минуту задумавшись, сказала усмехаясь: «А потом я эту схему перенесла на парламент».
       
       ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
       Итак, на нашу встречу в Эрмитажных комнатах Сомерсет-Хауса пришли британские политики самого высокого ранга.
       Перед огромной толпой посреди зала стоит маленькая женщина. 77 лет. (Возраст не скрывает.) Никакой должности. 12 лет «пенсионерской жизни». Сильно болеет. Уже редко появляется на публике. Но — красное платье, туфли на шпильке, прямая спина, внимательный взгляд ярко-голубых глаз, бокал шампанского в руке. Абсолютная твердость. Абсолютная естественность. И — немыслимая точность даже полужеста.
       Говорит речь. В оглушительной тишине. Какой-то материализованной. Нечеловеческой. Наверное, в такой тишине говорил Сталин. Но то была тишина — через страх. А эта — через что?
       Потом я обнаружила: леди Тэтчер и молчать умеет так, что все смотрят на нее, а не на говорящего.
       Нет, Маргарет Тэтчер — не просто человек власти. Она — человек непререкаемой власти. И власть эта вытекает не из занимаемой должности. А — из таланта. Чем больше таланта — тем больше власти.
       Талант делает человека личностью. А политиком делает человека ответственность перед своим талантом.
       Такие люди, как Маргарет Тэтчер, бездонно ответственны перед своим талантом. На весь ХХ век их было, может, двое или трое… Уинстон Черчилль, конечно. Маргарет Тэтчер. Ну и от себя назовите — кого хотите…
       Черчилля она боготворила. В юности видела живьем. Слушала речи. Герой-кумир — на всю жизнь. Как и отец. Алфрид Робертс и Уинстон Черчилль — два самых главных мужчины Маргарет Тэтчер.
       Кстати, она НИКОГДА не мерилась славой с Черчиллем. От зависти спасает восхищение. Восхищение Черчиллем помогло Тэтчер стать тем, кем она стала.
       «Коллективное бессознательное» победить нельзя. И хотя леди Тэтчер говорила: «Я НИКОГДА не устану быть премьер-министром», — ей пришлось уйти в отставку. Но где теперь те, кто вынудил ее это сделать? Может быть, кто-то в этой толпе стоит — боясь шелохнуться! — посреди огромной залы и оглушительной тишины?!
       Все коллективные победы — пирровы. Чтобы быть услышанным, нельзя петь хором. Только единственные голоса слышны. Только солисты внушают доверие.
       А на что великий политик больше просто хорошего? На всю свою величину. На чудо.
       
       P.S. В девять лет Маргарет Хилда Робертс выиграла городской конкурс по чтению стихов. И когда директор школы, поздравляя, отметил, как ей посчастливилось, она сказала: «Нет, я это заслужила».
       Я думаю, в девять лет Мэгги уже стала «железной леди».
       А до этого была просто железной?

       
       * В Лондоне состоялось празднование десятилетнего юбилея Московской школы политических исследований, или Школы Лены Немировской.
       Вначале была встреча в британском парламенте, в Черчилль-холле, где все стены увешаны нарисованными им картинами. Пришли самые известные политики Великобритании — Питер Мандельсон, Кен Кларк, баронесса Уильямс, баронесса Смит, министр по делам Европы Дэнис Макшейн, сэр Родрик Брейтвейт, сэр Эндрю Вуд и многие другие.
       Затем торжества были перенесены в Эрмитажные палаты Сомерсет-Хауса. Здесь выступали Маргарет Тэтчер и Михаил Ходорковский. Почетными гостями этого торжественного собрания были двести пятьдесят самых известных британских политиков и бизнесменов, президенты мировых и британских корпораций и банков.
       В российской делегации была и обозреватель «Новой газеты» Зоя Ерошок.
       
       Зоя ЕРОШОК, обозреватель «Новой газеты», Лондон—Москва
       
26.12.2002
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 95
26 декабря 2002 г.

Обстоятельства
Встретиться у Двух капитанов. История каверинских Кати и Саши из «Норд-Оста»
Подробности
Советскому Союзу было отмерено ровно 69 лет
«Тушите свет!»
Новогоднее обращение Хрюна и Степана к народу и его слугам
Наши даты
Игорь Домников. Охватите меня чувством радости
Олег Жадан. А вчера...
Личное дело
Какие скидки в Кению в связи с терактом?
Специальный репортаж
С легким взрывом! Испытание петард и фейерверков
Общество
Богатые и бедные россияне на пороге 2003 года
Люди
Маргарет Тэтчер. Что не надо делать, чтобы стать Великой
Власть
На сколько конкретно процентов слово изреченное есть ложь
Экономика
Кредитная история как новая графа в анкете гражданина России
Бомжу кредит не дадут, а небомжу есть что терять
Спорт
Единица надежности: Овчинников С.И.
Телеревизор
Огней так много голубых
Тогда же 10 лет назад
Вольная тема
Кошкин дом на козьей тропе
Дорожная лирическая
Случай на советско- американской границе
Виктор Шендерович. Щелкая пультом
Сюжеты
Владимир Леви. Договор с судьбой
Что точно будет в новом году
Как я стала звездой №...
Свидание
Вилле Хаапсало. Гамлет весом 135 кг
Библиотека
Людмила Петрушевская. Вольфганговна и Сергей Иванович
Музыкальная жизнь
Попсовый прикид — «горящая шапка»
Топ10 — плагиат
За-за-за Родину!

ГОЛОСУЙ!!!

АРХИВ ЗА 2002 ГОД
96 95 94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
23-24 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2002 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100